[24.01.2022] О границах допустимого в миссионерской проповеди

         

Последние годы все чаще и чаще в церковной прессе поднимается вполне своевременный и актуальный вопрос – о границах допустимого в рамках миссионерской деятельности, как священников, так и православных мирян. Все мы прекрасно понимаем некоторые особенности служения миссионера – он обращает свое слово к людям далеким от Церкви, которые «вне Церкви» и, соответственно, он должен говорить на языке, который им понятен. Миссионер вынужден в процессе своего служения использовать те способы аргументации и, отчасти, тот стиль общения, которые будут конструктивно приниматься его слушателями. Это все так! Но не стоит забывать об одной таящейся опасности – миссионер неминуемо подвержен встречному, подчас весьма сильному влиянию со стороны своей вполне светской аудитории. Иной раз внутренняя речь, внутренний диалог миссионера утрачивает необходимое христианское благоговение, приобретая весьма грубый и пошлый оттенок и, порой, сам человек не всегда способен правильно артикулировать подобные движения своей души, и в результате миссионер рискует погрузиться в нецерковный мир намного глубже, чем даже желает сам.

Все мы прекрасно помним замечательный совет Апостола Павла о том, что с эллинами нужно быть, как эллин, с иудеями, как иудей, и, соответственно с молодежью лучше говорить не языком схоластики позднего средневековья и не ломоносовским высоким штилем. Но любое общение неких двух сторон неизбежно рождает и их взаимное влияние друг на друга. Не только нецерковная аудитория получает некие знания о христианстве, но и миссионер в той или иной степени заимствует у своих собеседников некие их воззрения и представления. Нередко границы неминуемого приспособления миссионера к его потенциальным слушателям становятся слишком открытыми или исчезают вообще. У Клайва Стейплза Льюиса в «Письмах Баламута» рассказывается о подобном случае, как один священник «так долго и старательно разбавлял веру водой, чтобы сделать ее более доступной для скептического и трезвомыслящего прихода, что теперь он шокирует прихожан неверием, а не они его.»(Льюис К. С. Любовь. Страдание. Надежда: Притчи. Трактаты. - М., 1992, с. 39).

Из истории Церкви нам хорошо известно, как стремления некоторых миссионеров сделать христианство более понятным, простым, однолинейным, рациональным (в соответствии с представлениями о рациональности той культуры, к которой обращались миссионеры) рождало самые настоящие ереси, которые приводили к расколам и большим нестроениям в Церкви. В частности, гностики пытаясь трактовать Евангелие в духе модного на тот момент неоплатонизма, создали оккультную имитацию христианства. Арий, также популяризуя веру Христову, написал рациональный и всем понятный катехизис, добился признания и одобрения общественности, только, увы, в его «вере» Христос перестал быть Богом. То же можно сказать об Евтихии и Нестории. И в наши дни мы видим, как на Западе в угоду ультралиберальной идеологии и, видимо, с «миссионерскими целями» из Священного Писания изымаются все негативные высказывания о гомосексуалистах.

К сожалению, есть и конкретные, можно сказать, живые примеры оступившихся, заблудившихся или «сошедших с дистанции» миссионеров или, лучше сказать «популяризаторов христианства». Мы видим, как людей «заносит» - и «заносит» настолько, что они буквально становятся не вполне адекватными и неуправляемыми. Некоторых из них священноначалие отправляет за штат, других даже запрещает в служении, третьи сами «снимают с себя сан», как некую уже (!) неудобную ношу, не нужную для медийной персоны. И все это не может не вызывать опасений. Где же те границы допустимого в рамках миссионерской деятельности, переходя которые священник уже не просвещает народ светом Евангельской Истины, а вредит, вредит и себе, и своей потенциальной пастве и самой Церкви?

В свете вышесказанного хотелось обратить внимание на публичную проповедническую деятельность протоиерея Андрея Ткачева, на многочисленные его высказывания. В целом, стиль изложения протоиерея весьма узнаваем, но поскольку невозможно объять необъятное, приведем в пример лишь несколько его характерных бесед, вызвавших наибольший скандал среди слушателей. Слушая некоторые его реплики, у многих возникает вполне обоснованное беспокойство, - насколько оратор видит и чувствует свою многочисленную аудиторию, понимает ли он как могут отозваться его слова в сердцах и судьбах слушающих его людей? В частности, Ткачев, отвечая на вопрос касательно того, что некий пожилой человек имеющий серьезные проблемы со здоровьем отказывается от медицинской помощи, заявил следующее: «Слушай, Лена. Папа не хочет лечиться. Люди любят себя и лечатся. Лечат всякие там свои кариесы, облысение, запах изо рта, чистят печень, чистят то, чистят это. А он не хочет. Можно ж дать человеку право не лечиться? Почему он не хочет лечиться? Он не хочет продлевать себе жизнь. Человек не хочет дорого, долго и сложно бороться с болезнями. Чтобы что — продлить себе жизнь? Которая все равно закончится. Если он так думает об этом, то он просто нормальный человек. Ну вот что я сейчас — заберу из семьи 50 тысяч рублей, заплачу за какой-то санаторий, например, а потом еще 150 тысяч и сделаю себе операцию, а потом 300 тысяч рублей и сделаю еще одну операцию. Слушайте, да ну вас в баню! Я что, бессмертный буду? Ну, сколько можно лечить себя? Мы ж так себя лечим с утра до вечера, что… Папа ваш, видимо, нормальный мужик. Если я начну лечить себя — это будет стоить миллионы рублей в год, без всякой перспективы. Не хочет лечиться человек — я его понимаю прекрасно. Не хочу я лечиться — а зачем? Эти все капельницы, всякие процедуры. Что́ вы, гарантию даете, что мы точно вылечимся? Батя ваш нормальный мужик. Заставлять его будем? Квартиры продадим, почки вырежем, чтоб он лечился, лечился и опять-таки умер. А мы будем без квартир, без почек? Мне уже 60-65 — что там лечить уже? Все прожито. Ну еще пять лет, еще пять, а дальше что? Сегодня мы вспоминаем память Василия Великого. У его сестры Макрины на груди что-то воспалилось. И нужно было показать врачу. Она говорит: «Чтоб я сдохла! Чтобы я разделась, сиськи свои показала врачу?! (Ткачев показывает жестами женскую грудь) Ага! Дули вам всем! (свистит и показывает два кукиша в экран) Никогда в жизни! Сдохну — не покажу! Чтоб на стол легла, ноги раздвинула, чтобы залез со всякими окулярами гинеколог (снова кукиш в экран) — во, никогда в жизни! Умру, но не покажу свою грудь мужчине!» О! святая женщина! И жила, и здоровая была. А наши все — враспонашку! Перед всеми — на здоровье! Раздеваются везде! И в докторской, и на пляже, и на танцульках — все голые ходят. И болеют, и сдыхают, как псы, под забором, бессмысленно прожившие, бессмысленно умершие. А есть люди, которые говорят: «не надо меня лечить! Чтоб я раздевался перед вами, чтобы вы мне лезли туда, лезли сюда! Да не надо этого — я и так умру». Вы когда-нибудь об этом думали? Думаете вечно жить в этой смрадной плоти? Это великое счастье, что ли? Да нет: умереть — большее счастье. Когда Бог прикажет. И ты готов. Нормальный человек ваш батя. Надоело ему перед врачами раздеваться — там мочу сдал, там кал сдал… сколько можно какать в баночку? Писать в баночку? Всю жизнь ты писаешь в баночки, какаешь в баночки, носишься с этими каками, писями по лабораториям, сколько можно? А умираем все раньше и раньше, и дети уже рождаются раковые больные. Бестолковая ерунда это все. Пейте святую воду почаще и молитесь Богу. А раз уж умирать пришлось — ну умирайте».

Интересно, а готов ли протоиерей Андрей Ткачев применить все свои слова к самому себе? Применял ли он подобную «педагогическую» логику («когда Бог прикажет») к собственной персоне хоть когда-нибудь? Он никогда не ходил к стоматологу с зудящей зубной болью, он не лечил кариес? Наверняка ходил. Но ведь данную ситуацию с больными зубами тоже можно интерпретировать в духе его «богословия» - «Бог приказал» болеть данному зубу, а самому протоиерею терпеть эту жуткую боль. Ведь все равно умирать и зубы обратятся в прах, зачем их лечить? Пусть прямо сейчас рассыпаются. Неужели протоиерей Андрей Ткачев никогда не становился участником хоть каких-нибудь медицинских процедур? Он сам-то никогда не снимал одежду (следую примеру святой Макрины) во врачебном кабинете? Наконец, не пытался ли он, протоиерей Андрей, в той или иной сфере своей жизни, в той или иной степени облегчить или даже обезопасить свое положение? Неужели никогда? А как же тогда объяснить тот факт, что Ткачев бросил свою паству в западноукраинском Львове и переехал в благополучную сытую Москву? А разве не «Бог приказал» протоиерею Андрею служить в прекрасном городе Львове?

Помимо этого, необходимо чрезвычайно резонно заметить: протоиерей Андрей Ткачев в весьма значительной степени искажает, опошляет, до непотребства огрубляет историю святой, не стесняясь использовать при этом обсценную лексику. Вот что мы читаем в житии прп. Макрины: «Пришел день, когда Макрину поразила тяжелая болезнь: у нее образовалась опухоль. Несмотря на мольбы матери, она отказалась от помощи лекаря, считая, что обнажить перед мужчиной часть своего тела пагубней самой болезни». (https://pravoslavie.ru/55109.html)

Более чем разительное отличие, не только стилистическое, но и содержательное наблюдаем мы в «популярном» пересказе жития прп. Макрины от лица протоиерея Ткачева. Ткачев не только «разбавляет» жизнь святой пошлой экспрессией и скабрезными оборотами речи («сдохла», «сиськи», «ноги раздвинула»), но по-сути от своего имени влагает в уста святой те слова, которые она не произносила и не могла произнести в силу своей праведности и элементарного воспитания.

И далее Ткачев продолжает свою рьяную декларацию, рассказывая о бессмысленности сдачи анализов, «мочи», «какашек», в своем пылком экстазе теряя контроль над собой, и по уровню пошлости, грязи, скабрезности едва ли не превосходит небезызвестного бывшего священника Владимира Головина. Но помимо всего этого в своих памфлетах протоиерей Ткачев в горячем болезненно-эмоциональном порыве скатывается до банальной жестокости, предельного цинизма, насмехательства, презрения к тем несчастным и больным людям, которые к нему обращаются и надеются получить добрый пастырский совет, утешение. А получают порцию грубости и издевательств.

Но, оставив за скобками безобразную форму проповеди протоиерея Андрея Ткачева попытаемся разобраться с самой сутью сказанного им – насколько подобное отношение к своему здоровью (де факто – отказ от лечения) соотносится с подлинной христианской традицией? В Библии читаем следующие слова: «Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего - врачевание, и от царя получает он дар. Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете. Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими. Не от дерева ли вода сделалась сладкою, чтобы познана была сила Его? Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его: ими он врачует человека и уничтожает болезнь его. Приготовляющий лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и чрез него бывает благо на лице земли. Сын мой! в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя». (Сир. 38: 1 – 9).

Необходимо помнить, что одно из четырех Евангелий было написано именно врачом – святым апостолом Лукой – «Приветствует вас Лука, врач возлюбленный, и Димас» (Кол.4:14). Примерно в середине IV века в некоторой части христианского мира распространилось мнение, что обращение к врачам является признаком несовершенства и неполноты веры христианина. Тогда свт. Василий Великий и другие святые отцы выступили против подобных идей. В частности, свт. Василий Великий писал: «Как не должно вовсе бегать врачебного искусства, так несообразно полагать в нем всю свою надежду. Но как пользуемся искусством земледелия, а плодов просим у Господа, или вверяем кормило кормчему, а молим Бога, чтобы спас нас от потопления, так, вводя к себе врача, когда дозволяет сие разум, не отступаемся от упования на Бога».

Врачами были многие христианские святые, как древности (уже упомянутый апостол Лука, святые бессребреники Косьма и Дамиан, Кир и Иоанн, великомученик Пантелеимон, мученики Орест и Диомид, преподобные Алипий, Анапит и Иоанн Целебник), так и XX века (святитель Лука Войно-Ясенецкий, страстотерпец Евгений Боткин). И, соответственно, подобные фривольные, неотёсанные и попросту хамские высказывания известного православного священника на широкую аудиторию в адрес профессии врача, равно как и к процессу тех или иных медицинских процедур (в том числе и достаточно деликатных) недопустимы!

Конечно, мы не знаем ничего о конкретной ситуации, которая сложилась в семье той самой вопрощающей Елены (к которой обращается Ткачев) и ее отца. Вообще, самоуверенно отвечать на подобные личные вопросы, которые задаются в формате «общих вопросов» и предполагают столь же универсальные «общие ответы» видится нам большой ошибкой. Насущная пастырская практика знает случаи, когда на, казалось бы, один и тот же вопрос, заданный разными людьми, священнику приходилось давать диаметрально противоположенные ответы – все зависело от конкретных обстоятельств, людей, их положений, взаимоотношений и т. д. и т. п. И здесь дозволительно провести некоторую параллель с врачебной практикой. Скажем, причиной язвы желудка может являться как повышенная кислотность, так и пониженная, и в зависимости от данного нюанса врач назначает совершенно различные фармакологические препараты для лечения данного недуга. И пренебрежение вышеозначенным нюансом или ошибка могут стоить пациенту очень дорого, даже жизни. Так и в духовных, жизненных ситуациях – нельзя давать «общие ответы» (как это делает протоиерей Андрей Ткачев) на конкретные вопросы конкретных людей, не зная этих людей, обстоятельств их жизни, уровня духовных сил и т. д. Но все же возвращаясь к Елене и ее папе необходимо отметить, что отказ от лечения может рассматриваться, как форма пассивной эвтаназии. Касательно подобных случаев в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви сказано следующее: «Эвтаназия является формой убийства или самоубийства, в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. В последнем случае к эвтаназии применимы соответствующие канонические правила, согласно которым намеренное самоубийство, как и оказание помощи в его совершении, расцениваются как тяжкий грех». Конечно же, мы не знаем является ли ситуация Елены «подобным случаем», зато твердо можем утверждать другое – протоиерей Андрей Ткачев не только не утешил несчастную, переживающую за тяжелую болезнь отца, женщину, не просто нагрубил и обсмеял, как саму вопрошающую, так и ситуацию, и многочисленные подобные ситуации (над которыми нельзя в принципе смеяться из самых элементарных этических соображений), но и ввел многочисленных телезрителей телеканала «Спас» в тяжелейшее заблуждения касательно отношения христианина как к медицине в целом, так и к своему здоровью в частности. А скольких людей он мог ввести и, наверняка ввел в соблазн, а может быть в отчаяние?

И здесь нельзя не учитывать такой печальный факт, что многие наши с вами соотечественники, «нормальные мужики» (по терминологии протоиерея Андрея Ткачева) умирают подчас совсем молодыми, в 35, 40, 45 лет… Умирают от того, что вовремя не нашли какую-то болезнь, какие-то серьезные нарушения в функционирование организма. И в аспекте выявления, диагностики тех или иных заболеваний, увы, наша страна можно сказать позади планеты всей, и подобная ситуация является своего рода печальным артефактом еще советской эпохи, когда к самым бесплатным врачам попасть было крайне сложно, а потому и «не нужно», «само пройдет». И подобное деструктивное мировоззрение подпитывает своими импровизационными проповедями протоиерей, в духе: «лучше сдохнуть». Сколько телезрителей включают телеканал «Спас», чтобы услышать утешительное слово пастыря, а натыкаются на, простите, кукиш…

Безусловно, насущная пастырская практика знает случаи, когда человека необходимо не только и не столько утешить, сколько проявить принципиальность, строгость, иногда даже по-отечески отругать и предпочесть сладким словам утешения горькие слова правды. Но говорит ли в данном случае протоиерей Андрей Ткачев правду? Нет. Выше это было показано. Создается такое впечатление, что единственным желанием проповедника является «отхлестать со всей силы по щекам» тех, кто к нему обращается, показать им – какие они глупые, мелочные, примитивные, причем сделать максимально эффективно, не жалея экспрессивных сравнений и обсценной лексики.

Подобная линия поведения хорошо видна на другом примере проповеди известного «миссионера». Понятное дело, что наша действительность такова, что многие женщины не могут должным образом устроить свою личную жизнь – найти достойного кандидата для замужества или выстроить достойные отношения с уже имеющимся супругом. Понятное дело, что многие женщины пытаются найти ответы на свои личные злободневные жизненные вопросы в Церкви. И, увы, иной раз гораздо проще не вставая с дивана, просто позвонить на телеканал «Спас» и задать соответствующий вопрос священнику. И добрый батюшка ответит. И он ответил так: «Эти все шалавы хотят себе мужа работящего и трезвого, а по морде не хотят потом? Они куда раздвигали свои половинки, извиняюсь? Кому, где, когда, с кем, сколько… собаки бешеные? Потом они — да, рты свои крашенные, ботоксом накаченные раскрывают: «Дайте нам мужиков трезвых, работящих!» А кулака тебе не дать под челюсть?».

Собственно говоря, в данном случае протоиерей Андрей отвечает на вопрос молодого человека, который жалуется священнику на то, что не может найти себе невесту-девственницу и данный ответ Ткачева в принципе можно интерпретировать как своего рода даже педагогическую иронию над вопрошающим – мол, ищешь чистоту, а сам то каков? И далее подводит некий «общий знаменатель», мол «мужики – дрянь и бабы – шлюхи», и вот, мол есть хорошие девушки, которые и замуж хотят в целомудрии выйти и детей рожать. Сама по себе идея Ткачева возможно, вполне понятна, но форма, в которой все это выражено не может не ужасать и для «широкого слушателя», для «многомилионного экрана» грубая, скабрёзная форма легко и непринуждённо заслоняет собой отчасти правильный смысл.

И здесь вполне можно вернуться к тому, с чего мы начали - миссионер неминуемо подвержен встречному, подчас весьма сильному влиянию со стороны своей вполне светской аудитории. Иной раз внутренняя речь, внутренний диалог миссионера утрачивает необходимое христианское благоговение, приобретая весьма грубый и пошлый оттенок. И тогда срабатывает обратный эффект, не миссионерский, а антимиссионерский, способный оттолкнуть людей, случайно услышавших подобные «народные» опусы протоиерея Андрея Ткачева. Это и происходит. Под данным видео легко найти множественные «отрицательные» комментарии, поливавшие грязью Церковь, христианство, Христа. Именно таким грубым, неотёсанным, мракобесным, женоненавистническим, «рабским», анахроничным, полностью себя изжившим представлено христианство многомиллионной аудитории протоиереем Андреем Ткачевым. И сколько гадостей, насмешек терпит Церковь только благодаря столь опрометчивым словам одного протоиерея, вещающего с голубого экрана.

Кстати, о женоненавистничестве. Лет шесть назад в блогосфере разразился серьезный скандал из-за одного выступления протоиерея Андрея Ткачева, где священник заявил следующее: «Бабы наглые, противные и, если она в лоб не получит, хотя бы раз в жизни – она ничего не поймет, ничего! Я в этом уверен! Есть такие смиренные бабы, которые чувствуют на расстоянии: “сейчас получу в лоб” и понимают, как бы смысл жизни. И все. А есть дуры, у которых чувства нет, наглость зашкаливает, наглости слишком много, чувства никакого, значит, нужно приложиться к ней. Или просто говорить: “Дорогая, до свидания! Там лифт. Значит, на кнопку нажмешь, кнопка “1”, спускайся вниз, чтобы не воняло тобой здесь, коза дурная, пошла отсюда. Таких как ты, дорогая, с каждым годом все больше и больше… Т.е. я могу до 45-и отдыхать. От 17 до 50 у меня выбор. А ты- нет. Не понимаешь-ты дура. Дура. Причем стоеросовая. Это значит непроходимая. Это такое редкое дерево. Я могу от 17 до 45 до 50 до 55 выбирать, если захочу. А ты можешь от 16 до 30, а дальше потом на смену тебе пришли которым 16 и тебе нужно там мазаться краситься, выдумывать что-то. Не понимаешь? Не работает соображалка? До свидания!.. Женщина, когда знакомится – глазки вниз такая, овечка, вся шелковая-блестящая, а потом, когда уже поженились – начинают рога расти, то, если он раз ей вломит по рогам – она либо уйдет от него и “до свидания”, либо останется и исправится...Нужно женщину ломать об колено, отбивать ей рога, ломом, ребром ладони там, кто как силен, гнуть ее, тереть ее, запихивать ее в стиральную машину…делать с ней вообще не знаю что. То есть мужчина должен обломать женщину 100%! И превратить ее в настоящую женщину. Смыть с нее всю эту порнографическую краску, которая на нее нанесена современной цивилизацией. Не сможет – пусть не женится, пусть в монахи идет. Иначе баба будет им командовать».

Как кажется комментарии излишни. Но все же скажем следующее. Как написала одна благочестивая православная христианка об авторе этих слов: «Это по-моему извращенец какой-то, женоненавистник, психически больной человек». И, действительно, подчас в сознании околоцерковных людей действительно присутствует мнение о том, что женоненавистничество, и в целом человеконенавистничество, некий нравственный садизм, приобретенная ангедония являются вполне естественными составляющими христианской жизни и культуры. Это не так! Никакое иное мировоззрение не говорит о человеке так высоко, как христианство, никакая другая религия не превозносит так высоко именно женщину, как христианство – Честнейшая Херувим и Славнейшая без сравнения Серафим – поем мы о Пресвятой Богородицы. Ни одна другая религия не говорит столь много о радости и благодати, как именно христианство. Но, увы, в глазах многих наших соотечественников христианство – это религия страданий (тяжких и бессмысленных), запретов, глупых догм и тотального рабства. Женщина в христианской семье – это забитое существо, глупое, необразованное, несамостоятельное, несовременное, привыкшая получать по зубам и т. д.

Именно такую картину внедрили в сознание многих наших сограждан атеистические пропагандисты. Конечно, в силу времени эта пропагандистская картина изрядно обветшала, но протоиерей Андрей Ткачев произвёл великолепную реставрацию оной. Да, сказал он, все именно так - нужно женщину ломать об колено, отбивать ей рога, вот вам и все христианство, вот вам и труды тысячи замечательных священников, которые в январе-феврале месяце ходят по общеобразовательным школам с презентацией курса «Основы Православной культуры», рассказывают о христианстве, как о религии добра, любви, о величайшем значении Православной веры для России, ее величия, побед, создания ее самобытной культуры и… все эти красивые слова капитулируют перед разнузданными поучениями Ткачева - нужно женщину ломать об колено. О чем говорит христианство? Понятно. «Уж лучше мы проголосуем за светскую этику» - говорят родители.

Дело в том, что христианство в данном вопросе является в некотором смысле заложником своей же собственной исторической традиции. Именно для Православной веры чрезвычайно важную роль играет историческая преемственность, историческая память, традиции «наших благочестивых предков» и т. д. И почти 95% всей истории Церкви – это время, когда женщина, действительно, не играла сколько-нибудь значимую социальную роль, находилась в социальном, экономическом, а, нередко и в образовательном аспекте в подчиненном положении по отношению к мужчинам. Но здесь важно подчеркнуть – речь идет не о «второсортности» женщин, а об определенных социальных нормах, которые во все предшествующие XX веку эпохи были несколько иными, нежели сейчас, иным был и язык, в том числе и понятийный язык. Но даже у современной литературы, а нередко и у языка современной церковной проповеди есть такая особенность – мы любим стилизовать нашу речь под язык «наших благочестивых предков». И в этом языке присутствуют такие понятия и такие обороты, которые прекрасно описывают феодальную бытность, но в применении к современным ситуациям конечно же требуют некий культурный перевод, происходящий в сознании культурного православного христианина, а не буквальное восприятие.

Но увы, внецерковным и околоцерковным людям гораздо ближе именно буквалистское восприятие подобных реалий и то, что является не более чем отражением определенной социальной культуры предшествующих эпох, интерполируется на все христианство, как «его суть», «его учение». И здесь следует подчеркнуть, что именно христианская догматика никогда не принижала женщину, и в наши дни этот очевиднейший для христианских богословов факт необходимо всячески подчеркивать, не умаляя при этом роль женщины, как жены и матери. Об этом говорят Основы социальной концепции Русской Православной Церкви: «Высоко оценивая общественную роль женщин и приветствуя их политическое, культурное и социальное равноправие с мужчинами, Церковь одновременно противостоит тенденции к умалению роли женщины как супруги и матери. Фундаментальное равенство достоинства полов не упраздняет их естественного различия и не означает тождества их призваний как в семье, так и в обществе».

Конечно же, язык протоиерея Андрея Ткачева недосягаемо далек до языка «наших благочестивых предков», это скорее язык уличной шпаны. И в данном случае говоря о языке Ткачева речь идет не столько об употребляемых словах и оборотах, сколько о самом содержании, которое характеризуется не только пещерной мизагинией, но в целом мизантропией и бескультурьем … Пожалуй, чтобы вполне аутентично дать характеристику данной радио-проповеди протоиерея Андрея Ткачева придется позаимствовать некоторые понятия из его лексикона. Но мы этого делать не будем, отметим лишь, что не только православный священник, не только православный человек, но просто даже вменяемый, более-менее культурный человек не позволит себе подобных высказываний, тем более публично.

 

Так, в очередной раз, на одном из телеэфиров, отвечая на вопрос женщины, которая смутилась тем, что на исповеди случайно забыла прочитать «с листа» и покаяться в некоем грехе (некоторые православные христиане перед Таинством Исповеди выписывают свою грехи на бумагу, дабы не забыть), а священник уже прочел над ее головой разрешительную молитву и благословил причащаться. На самом деле данный вопрос весьма актуальный и телекамера открывает проповеднику замечательную возможность разобрать его, ответить на смущения очень многих наших сограждан, рассказать о самой сути Таинства Покаяния и разобрать, увы, многочисленные заблуждения касательно данного Таинства и Таинств Православной Церкви в целом.

Однако, протоиерей Андрей Ткачев вместо этого не преминул поиздеваться над искренне вопрошающей женщиной и начал свой ответ с кощунственного «Какой ужас! Иисусе Сладчайший». Далее он продолжает: «Какая ты молодец, что ты вспомнила, а что будет, когда тебе Бог вообще снимет пелену с глаз… когда ты увидишь, что вся твоя жизнь собачья – это просто собачья жизнь, когда все в грехе. Вы о чем думаете вообще? У вас вообще что-нибудь есть в башке, в сердце, в душе? Вы вообще кто? Таких, как вы у нас тысячи безобразных идиотов, который издеваются над нами священниками, надо мной издеваются. Приходят идиоты на исповедь и начинают перечислять свои грязные точки. Вы когда в туалет сходили, вы ковырялись в своем дерьме? Извиняюсь. Так почему же вы в своих грехах так ковыряетесь? При мне вонь распространяете свою. О чем вы спрашиваете? Я сейчас говорю вам, чтобы у вас уши вспыхнули ярким пламенем! А вместе с вами чтобы вся эта мерзопакостная идиотская когорта, чтобы им всем стыдно стало. Вы с чем на исповедь ходите? Да ковыряйся в своем дерьме сама, наедине сама с собой! Нюхай свой дерьмо сколько хочешь!.. Баба, которая имела сто сорок любовников может плакать о том, что она не пожалела кошку у которой поломана ножка… Там такая кошечка шла у нее была ножка поломана (здесь Ткачев начинает кривляться, изображая «бабу»), Боже, и я прошла мимо и кошечка прошли мимо и теперь я не могу спать потому, что у кошечки ножка была поломана. Эта зараза (кривляния закончились) может сделать сорок абортов и иметь сто любовников, и она никогда вам не скажет о том, что она по-настоящему грешна, она будет там про кошечку плакать… кошечка была такая, ах такая кошечка (снова кривляния). А ты спроси эту заразу (кривляния кончились) – расскажи мне про свои блуды! Какое вы имеет право (это как бы речь «бабы»), сразу рога вырастают, зубы, клешни, копыта (Ткачев своей неудержимой мимикой и жестами показывает все данные обстоятельства ). Кто вы такой чтобы мною командовать (как бы говорит «баба»), что мне в душу лезете? Я вам клянусь (говорит Ткачев от самого себя) я знаю таких зараз, которые подробно объясняют всякую точечку на своих трусах. А ты спроси ее про грехи ее. У этой заразы спроси про грехи ее. Как нее сразу рога ух… (показывает рога), копыта, зубы…Демон перед тобой – не троньте меня! Ходят, понимаешь толпы людей-чудаков с ерундой всякой! Ни молитвы, ни покаяния, ни милосердия, ни изучения Священного Писания. Банда шизофреников ходят с ерундой какой-то. Не те времена, конечно. Ух, я бы вас построил, если б Бог дал мне власть! Дали бы мне палку и пять минут власти над вами я бы вас так вздул, что бы тут же бы побежали каяться во всех своих безумствах! Ты сядь со мной, и мы с тобой побазарим часик».

Во-первых, священнику не свойственно воспринимать подходящих на Исповедь, как «тысячи» - каждый человек индивидуален, более того, каждый человек личность, ипостась, образ Божий и Таинства церковные – это не конвейер и горе тому священнику, который воспринимает Исповедь, как поточную линию. Во-вторых, нормальному священнику чуждо видеть в своих прихожанах идиотов, а саму Исповедь воспринимать, как издевательство над собой. Люди приходят на Исповедь со своей болью, со своими духовными ранами, со своими душевными потрясениями, и священник, как врач, с величайшей осторожностью, деликатностью, любовью должен помогать человеку покаяться перед Богом и принять от Истинного «Врача душ и телес наших» в Таинстве Исповеди величайшие дары Божественной благодати, которые врачуют эти страшные недуги человеческой души.

Протоиерей Андрей Ткачев говорит: «Вы когда в туалет сходили, вы ковырялись в своем дерьме? Извиняюсь». И напрасно. Здесь не за что извиняться! Повторюсь, тысячи, а может и десятки тысяч священников не воспринимают человеческие грехи, как «дерьмо», они воспринимают их, как болячки, раны, недуги, язвы, которые «кровоточат», которые «терзают» душу, а иной раз и тело, и просят исцеления, заживления, любви. Именно с любовью, с состраданием выслушивает священник исповедь кающегося, без надменности и осуждения, ибо понимает священник, что и он сам грешен, не лучше, а может и хуже исповедующегося. Иной раз священник проникается глубоким уважением к тому человеку, который исповедует некий, скажем так, некрасивый грех, ибо видит мужество исповедника.

В-третьих, у т. н. «баб», т. е. женщин пришедших к Православной вере уже в солидном возрасте никаких «рогов», «копыт», «зубов», «клешней» не вырастает! Их «доращивает» протоиерей Андрей в своем собственном сознании, не имея, видимо, регулярного опыта исповеди, но обладая каким-то нездоровым тяготением (по крайней мере, в своей речи) к грязи, нечистотам, хамству, грубости. Уже не раз в публичных выступлениях протоиерей Андрея Ткачева замечалась подобная тяга к грязи, ненависть к женщинам. Эти женщины не только о «кошечках» и «поломанных лапках» плачут, они плачут об абортах и блудных грехах, от исповеди к исповеди повторяя все эти грехи своей юности. Иной раз прегрешения молодости (много лет назад исповеданные) в некотором смысле заслоняют «стеной вины» грехи так сказать насущные, грехи повседневной жизни – ссоры с родными и близкими, озлобление сердца, зависть, гордость, да, и наконец, невнимание к тому же беспомощному животному. В большинстве случаев ситуация как раз прямо противоположенная, чем та, которую с такой грубостью описывает протоиерей Андрей Ткачев.

А самое главное – Ткачев так по-существу и не ответил на вопрос, который ему задавала женщина, просто бездумно, походя оскорбил ее, а вместе с ней и очень многих телезрителей. В наши дни глубоким заблуждением является мнение о том, что смысл Таинства Исповеди в том, чтобы исповедующийся человек просто «перечислил» свои грехи. Господь Бог – не министерство финансов, Ему не нужны наши «отчеты».В процессе самой Исповеди самое важное – это отнюдь не скорпулезное и многократное перечисление всех содеянных грехов, иной раз выписанных в тетрадях, на многих листах и т. д. Если мы поставим перед собой задачу рассказать о всех содеваемых нами грехах, то, пожалуй, это задача будет практически неисполнима, т. к. мы согрешаем ежеминутно и ежесекундно и никаких тетрадей и даже самой нашей памяти не хватит для того, чтобы туда записать все наши прегрешения. Поэтому смысл Таинства Исповеди не в том, чтобы «отчитаться за каждый чих», а в том, чтобы человек искренне покаялся перед Богом в том, что более всего терзает его душу, чем осквернена его совесть, постараться возненавидеть эти грехи и испросить Божией помощи не повторять их! Когда человек в Таинстве Покаяния, по сути, кается в таких грехах, то, как мы уже говорили выше, Бог прощает ему «прочие», которым «несть числа». «Да́ждь ми́, сы́не, твое́ се́рдце» (Притч. 23: 26) – вот к чему нас призывает Господь, а не к тому, чтобы мы приносили свои многостраничные «талмуды» и «хартии». Господь ждет от нас искреннего раскаянья, а не сухого перечисления наших грехов.

И если человек по какой-то причине забыл исповедовать тот или иной грех и уже идет ко Причастию, то подобное воспоминание может и должно напомнить человеку о его греховности, о том что он забыл исповедовать не только этот конкретный грех, но и тысячи других своих грехов, о которых или забыл или даже не знает. И подойти к Чаше действительно благоговейно, с сокрушенным сердцем, с величайшим смирением и страхом, как молящийся мытарь или обращающийся ко Господу благоразумный разбойник, а не с довольством фарисея, который «все исполнил», «все грехи исповедовал» и «чистенький» подходит к Чистому. Тот же грех, который человек забыл, можно исповедовать на следующей исповеди или после Причастия попросить священника еще раз принять его исповедь.

Таким, как нам кажется и должен быть ответ доброго пастыря, которые не видит в своей пастве «тысячи безобразных идиотов» и «банды шизофреников». Работая «на публику», эпатируя ее, протоиерей Андрей Ткачев, видимо не вполне отдает себе отчет сколько отрицательных мнений собирают его подобные выходки, какое мнение складывается у нецерковных людей о Церкви в целом на примере выступления всего лишь одного дурно воспитанного священника. Поклонники Ткачева нередко утверждают, что, мол, батюшка своей открытой, простой, местами даже грубой речью, таким образом привлекает людей в Церковь. Но так ли это? Действительно ли привлекает? Или все-таки отталкивает?! Даже самый простой запрос в поисковых серверах его имени выдает огромное количество критического материала в адрес не только Ткачева, но по его вине и всей Русской Православной Церкви.

Вот только некоторые отзывы о его «миссионерских» выступлениях:

  • «Недавно отец Андрей Ткачев вновь дал множеству людей повод для ожесточенных дискуссий: его видео про «малолетних шалав», сначала размещенное на портале «Елицы», а впоследствии удаленное с него, мало кого оставило равнодушным. Читающая и слушающая аудитория мгновенно поделилась на тех, кого это выступление и используемая в нем лексика возмутили до глубины души, и тех, у кого и то, и другое вызвало неподдельное восхищение.
    ... И страшно тут даже не то, что один человек в священном сане, обращаясь к неограниченно большому количеству людей в сети, транслирует мысли и вещи, выходящие за рамки приличия и здравого смысла. Страшно другое: то, что масса народа считает все это ничем иным, как самым настоящим христианством. Масса народа – из числа тех, кто восхищается отцом Андреем и его стилем. И масса – из числа тех, для кого христианство – то, чему они ощущают себя абсолютно чуждыми. Чуждыми – не потому, что им чуждо Евангелие, которое они ни разу в жизни не открывали, а потому, что они составили для себя представление о христианстве, сталкиваясь с такими христианами – в реальной жизни и в сети.» (источник)

  • «Последние несколько дней в так называемом «православном секторе» социальной сети Facebook бурлит очередной медиаскандал. Известный проповедник протоиерей Андрей Ткачев в эфире телеканала «Царьград», отвечая на заданный женщиной вопрос об исповеди, разразился грубой и оскорбительной бранью в ее адрес, используя слова вроде «дерьмо», «приковать к себе священника за руку» и многие другие, все это – на повышенных тонах. За манерой ответа и используемыми оборотами очень быстро потерялась суть обсуждаемого вопроса, и ответ превратился в более широкое рассуждение, смысл которого можно свести к следующему: вы, прихожане, меня достали своей тупостью, шли бы вы уже куда подальше!
    Видео разошлось по соцсетям и вызвало бурную реакцию православных. Одни защищают пастыря, говоря, что батюшка пусть и резко, и грубовато, но с любовью бичует пороки прихожан, что такая манера проповеди многим по душе, ссылаются на ветхозаветных пророков и эпизод из Евангелия, где Иисус Христос бичом изгоняет торговцев из иерусалимского Храма. Другие же, наоборот, указывают на недопустимую для священника манеру вести разговор, нарушение пастырской этики, дискредитацию образа священника в медиапространстве. Среди, как и тех, так и других есть и миряне, и священнослужители, сотрудники храмов и церковных структур, и обычные прихожане. Некоторые недвусмысленно намекают даже, что переехать в соседнее государство (в 2014 году отец Андрей эмигрировал с Украины, где был настоятелем храма св. Георгия Победоносца в Киеве, по его собственному заявлению, из опасений за свою безопасность) и начать грубить его гражданам как минимум невежливо.
    Это не первый раз, когда отец Андрей Ткачев становится персонажем подобных скандалов. В предыдущей истории поднялась такая волна возмущения, что священник отреагировал заявлением, которое с некоторой натяжкой можно принять за публичные извинения.» (источник)

  • «Посмотрел очередное выступление о. Андрея Ткачева на "Елицы". Сильный монолог, ничего не скажешь. А если серьезно, то и правда трудно как-то всерьез его комментировать: настолько он безобразен, настолько неприличен, что начнешь пересматривать, тем паче цитировать, - запачкаешься. Одно совершенно определенно: задается о. Андрей вопросом, есть ли у нас будущее, если молодые люди и девушки живут так, как они сегодня живут... А мне вот кажется, другой вопрос уместен: есть ли у нас будущее, если пастырь позволяет себе такую лексику, как Ткачев, и некому его остановить, попросить держаться в рамках элементарного уважения к русскому языку, сану своему, к людям, наконец.
    Сложно что-то еще к этому прибавить: настолько все это за рамками и здравого смысла, и, тем более, христианства.» (источник)

  • «…помимо жалости к нему, есть и жалость к огромному количеству людей, вошедших в Церковь, но не имеющих ещё необходимого опыта для того, чтобы отличить Православие от его вульгарной подмены. То, что транслирует о. Андрей, все чаще не имеет ничего общего с христианством или же является какой-то дикой карикатурой на него, что ещё хуже. И та энергия, те средства, которые вложены в трансляцию взглядов этого батюшки, достигают своей цели: его вариант проповеди Православия превращается в своеобразный стандарт. Не хочется говорить об этом лишний раз, навлекая на себя обвинения в осуждении, "вынесении сора из избы", "клевете на доброго пастыря", но слишком уж далеко все это зашло. Почему мы все время ждём, пока болезнь распространится, примет характер эпидемии, и лишь затем следуют меры, которых можно было бы избежать - как, например, в случае с бывшим о. Владимиром Головиным и его группой? Ведь гораздо легче врачуется недуг на ранних стадиях, врачуется и на более поздних, главное не довести все до того момента, когда он станет необратимым.» (источник)

  • «Я мало его слушал (мне не близок его стиль), но то, что услышал, позволило заметить одну подробность: прот. Ткачев, отвечая на вопросы, отвечает от себя, по своему усмотрению привлекая для своих ответов показавшиеся ему годными места из Писания. По-видимому, он или не знает, или игнорирует учение Церкви, в котором ответ уже дан. И в этом он странным образом сходится с нашими церковными либералами.
    ...
    Странно. Критикуемый либералами проповедник вдруг оказывается близок к ним в самом сокровенном — проповеди учения о любви Божией, которая приведет в Царство Божие всех: еретиков, раскольников, мусульман, язычников, атеистов. И вместо того, чтобы призывать ко крещению, к вхождению в Церковь, прот. Ткачев "утешает" обреченных. По сути, не так уж велика между либералами и прот. Ткачевым разница. Ведь, судя по обсуждению в сети стиля его общения, его оппоненты вежливостью тоже не отличаются.
    Оно, конечно, надо делать замечания к стилю общения прот. Ткачева, ибо проповедующий публично может и должен быть подвергнут публичной критике. Однако догматические ошибки важнее стилистических. И обращать на них внимание нужнее.» (источник)

И как тут не вспомнить слова Апостола Павла: «Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников» (Рим. 2: 23-24)?

И напоследок имеет смысл привести некоторые слова из выступлений протоиерея Андрея Ткачева уже в связи с пандемией коронавируса. В рунете приобрел широкую популярность видеоролик, на котором Ткачев выходит на проповедь в противогазе и заявляет: «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа, чтобы вы так ржали над этими бесовскими гадостями всю жизнь».

О каких гадостях он говорит? О средствах индивидуальной защиты – масках и т. д. Тут скорее уместнее с покаянием и благоговением молить Бога, чтобы эти самые «средства» не сопровождали нас всю оставшуюся жизнь. И до смеха ли, когда от этой новой страшной болезни только по официальным данным в России ежедневно умирает порядка полутора тысячи человек? Да и церковный амвон, совсем не место для такого рода пародий, да и священник не актер телепроекта «Аншлаг, Аншлаг», храм – не концертный зал, амвон – не сцена.

Также в одной из телепередач священник высказал весьма своеобразное мнение касательно трансплантации, но в данном случае речь пойдет не о самой трансплантации, о которой мнение Церкви высказано в соответствующем документе (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви), а о тех весьма странных «научных» доводах, которые, как точно подметил профессор Александр Леонидович Дворкин:

«...с большим эмоциональным напором сообщил протоиерей Андрей. В частности, он сказал, что пересаживать органы нельзя – в них, дескать, зашифрованы все наши персональные данные («важнейшие органы, которые хранят в себе информацию о человеке»), и об этом раньше знали древние египтяне, а теперь знает Голливуд. Якобы, врачи-вредители пересаживают сердце человеку, а Голливуд уже давно выпустил фильм про то, как пациент с пересаженным сердцем влюбился во вдову своего донора, потому что в сердце эта любовь оставалась. Вот и египтяне знали, что отдавать другому сердце, печень, почки, легкие, а особенно, свою тень и свое имя – ни в коем случае нельзя!

Да и переливание крови с точки зрения Ткачева – тоже под вопросом и в качестве авторитета в данном случае священник приводит «богословие» запрещенной в России организации «Свидетели Иеговы»: «в крови – душа животного» транслирует Ткачев превратно понимаемое сектантами ветхозаветное Священное Писание. Например, на Украине, рассказывает священник, как заколет мужик свинью, то – хлоп стакан ее крови! А потом сам делается свиньей – ходит и хрюкает. И людоеды знали, что делали, когда печень врага пожирали – кроветворный орган. Сожрали и приняли в себя его душу. А мы пересаживаем органы и переливаем кровь. И кем мы тогда становимся? А ещё в довесок проповедник сообщает, что ровно в полдень человек неотличим от беса, поскольку тень является важнейшим признаком живого человека и отличает его от нежити, о которой, якобы говориться в 90-м псалме, как о «бесе полуденном»».

Удивительно, что священник в качестве авторитетов ссылается не на Священное Писание, не на святоотеческое наследие, не на богословский багаж Православной Церкви, не на научные данные или хотя бы высказывания ученых (Ткачев их называет «примитивными болтунами-бегемотами»), а на языческие оккультные практики древних египтян, примитивное «богословие» запрещенной в России экстремистской организации «Свидетели Иеговы», голливудскую фантастику и весьма сомнительные шаманские обряды украинской глуши. Кстати, количество жертв, умерших по причине запрета Свидетелями Иеговы переливания крови, исчисляется тысячами. В итоге мы видим, что приведенная выше оккультная, бредовая, псевдонаучная и псевдоправославная проповедь протоиерея Андрея Ткачева дискредитирует не только православный телеканал «Спас», но и Православную церковь. И это прежде всего, на мой взгляд, следствие отсутствия церковной цензуры.

Руководитель миссионерского отдела Новосибирской епархии
протоиерей Александр Новопашин