Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Сектоведение » Новости » Бывшие члены Сайентологической церкви описывают мир сделок, перспективных клиентов, накоплений еженедельных взносов и тактику принуждения

    [21.02.2012] Бывшие члены Сайентологической церкви описывают мир сделок, перспективных клиентов, накоплений еженедельных взносов и тактику принуждения

             

    В ноябре флоридская газета "Санкт-Петерсбург Таймс" опубликовала серию статей по результатами проведенного ее корреспондентами журналистского расследования о сайентологии. Мы перевели эти статьи и начинаем их публикацию на нашем сайте.

    Написано Джо Чаилдсом и Томасом С. Тобином, штатными писатели Таймс

    Воскресенье, 13 ноября 2011 года

    Хай Лэви жил в постоянном страхе, от того, что могло бы случиться, если бы он не добыл назначенную для оплаты сумму, плановое задание по реализации услуг консультирования $ 200,000. Эти деньги должны были отдаваться каждый четверг к 2 часам дня. Без отговорок.

    Каждый раз, когда у него не получалось достать деньги, руководители высылали его на кухню чистить кастрюли. Иногда они заставляли его есть только бобы и рис на протяжении всей недели. Они публично унижали его, называя его неудачником, диверсантом. Они залезали ему в душу, пронзительно крича, ругаясь. Ты бессердечная сволочь! Он говорит, что в церкви сайентологи много сквернословили.

    <…>

    На протяжении 16 лет Лэви служил «регистратором», работая с новообращенными в сайентологию и проводя подготовительные тренинги в главном управлении секты в Клируотэр (Clear Water). Он тяжело работал с утра до ночи, руководствуясь страхом и квазирелигиозными убеждениями, чтобы каждую неделю принести секте миллионы долларов, убеждая людей давать пожертвования.

    Второй четверг его работы задал ритм на годы вперед. Германский сайентолог Ульрих Катцшман пытался прекратить пользоваться дорогими советами по правильному образу жизни. Лэви пришлось потрудиться, чтобы быстро изменить его мнение.

    Лэви со своим другом Дэйвом Фостэром выслеживали жену Ульриха, Вилму, которая отдельно консультировалась по вопросам сайентологии в Клируотэр.

    «Пожалуйста, позвоните Ульриху. Ему это на самом деле необходимо». Вилма звонила в Германию прямо из офиса Фостэра.

    Было 1:45 ночи, 15 минут до крайнего срока выплаты денег. Капитан Дэбби Кук, главный служитель церкви сайентологии в Клиаруотэр свирепо смотрел на них через застекленную створчатую дверь. Еще один руководитель высшего ранга, Марк Ингберг, торопил Лэви: «Когда ты уже справишься с этим?»

    Время не стояло на месте.

    Ульрих поддался уговорам Вилмы. Говоря по телефону, она заполнила чек на сумму $ 45,000, но не подписала его. Сердце Лэви колотилось.

    Было уже 1:59 ночи, а Вилма все еще говорила со своим мужем.

    Лэви вмешивался в разговор, отчаянно нашептывая: «Подпишите чек!»

    Она это сделала, как только часы пробили 2 часа.

    Наступило время для начала работы над нормой привлечения взносов следующей недели.

    <…>

    Сегодняшняя церковь сайентологии – это ненасытный механизм, который активно разлучает прихожан с их деньгами, согласно сведениям десятков бывших членов секты.

    Сайентология «выбивает» ошеломительные суммы: $ 100 миллионов в год за проведенные службы в Клируотер, минимум $ 250 миллионов с 2006 года для Международной Ассоциации Сайентологов, десятки миллионов идет на строение новых зданий, которые называются «Идеальное Начало», а также неисчислимые миллионы прибыли получаются от продаж церковной литературы.

    Не говоря уже о величественном и долгожданном здании «Super Power» в бизнес центре Клируотэр, которое сайентология использовала для привлечения $ 145 миллионов пожертвований.

    Исследование Санкт-Петербурского Таймс показывает:

    • Сайентология получает деньги, используя навязчивые, жестокие и зачастую принудительные методы. В секте люди, собирающие деньги, регулярно без предупреждения и без приглашения появляются в домах прихожан, остаются на несколько часов, настаивая на том, чтобы хозяева дома сделали добровольное пожертвование. Группа сектантских работников блокировала проход двум девушкам, желавшим покинуть борт сайентологического круизного судна, на котором проводилось мероприятие по сбору средств.

    Молодая девушка, собиравшая деньги, готовая на любой риск, лишь бы завершить работу точно в срок, застала врасплох прихожанина, попросив у него в долг $ 35,000 на пути из аэропорта до Криаруотэр.

    • Работники секты записывали тысячи долларов на счет прихожан, без их уведомления или разрешения, навязывая им всевозможные книги или компакт-диски, которых те никогда не заказывали. Некоторые бывшие последователи сайентологии называют это отъявленным грабежом.
    • Служители церкви сайентологии признают «единичные случаи» неправомерного взыскания со счетов и говорят, что таким образом они упорядочивают и направляют в правильное русло деньги со счетов прихожан. Но бывшие члены секты утверждают, что неправомерное взыскание денег – явление весьма частое.
    • Смотрители здания секты в Клируотэр использовали скрытые микрофоны для подслушивания разговоров между работниками и прихожанами. Спикер церкви сайентологии сказала, что прихожане знали о микрофонах, но бывший сайентолог утверждает, что это не так.
    • Работники церкви сайентологии склоняют прихожан к тому, чтобы опустошать любой финансовый ресурс для того, чтобы оплачивать сайентологические консультации и делать пожертвования. Есть кредитная карта? - Значит используйте максимально доступный кредит. Взяли ипотечный кредит? – Берите еще один. Имеете накопительный счет (401)к? - Опустошите его. Сберегательный счет, наследство – церковь сайентологии хочет все это.
    • Женщина из Миннеаполиса, недавно вышедшая замуж, еле сводящая концы с концами финансово, снимает со своей кредитной карты $ 10,000, только чтобы человек, собирающий деньги, оставил ее в покое. При этом этот человек убедил женщину не говорить об этом ее мужу.
    • Многие прихожане влезают в серьезные долги. Некоторые становятся банкротами. Но им советуют не беспокоиться, так как «сайентология бесценна», и это якобы поможет им в вечности.
    • Руководители саентологической церкви отрицают тот факт, что церковь удерживает прихожан, а наоборот говорят, что это большая честь и счастье – иметь таких щедрых прихожан.
    • «Нет ничего плохого в том, чтобы способствовать работе церкви, – сказала пресс-секретарь Карин Поу. – А также нет ничего плохого в том, что сайентология собирает средства для поднятия церкви, построения кафедральных соборов, помощи им при необходимости, предоставления обучения, реабилитации наркозависимых и в целом для совершенствования духовного состояния общества».

    Точная сумма прибыли, которую получает церковь, неизвестна. Потому что церковь свободна от уплаты налогов. Сайентологи не должны показывать свои доходы. Тогда как много религиозных групп добровольно обнародуют годовой финансовый отчет, сайентология этого не делает.

    Бывший член секты в интервью для газеты Таймс предоставил самую детальную картину того, как сайентология собирает деньги и как быстро подсчитываются доллары.

    Говорят, что слишком агрессивная тактика сбора пожертвований, доводящая до мучительного истощения, разогнала многих членов церкви сайентологии, однако она отрицает этот факт, хвастаясь своим развитием во всем мире. Представитель сайентологической организации Томми Дэвис сказал, что в 2009 году только в Соединенных Штатах сайентологическая церковь насчитывала от 4 до 5 миллионов прихожан.

    Но, согласно данным исследования работников Тринити-Колледжа штата Коннектикут, в США в 2008 году насчитывалось только 25,000 членов церкви, по сравнению с 55,000 членов церкви в 2001 году.

    Основатель Сайентологии Л. Рон Хаббард не имел никаких угрызений совести, говоря о религии и деньгах одновременно. Сайентологии необходимы были доходы для развития.

    «Зарабатывать деньги, – говорил он в инструктивном письме своим штатным работникам в 1972 году, – и заставлять других людей зарабатывать деньги». Он хвалил «превосходных» сотрудников, которые справлялись с этим заданием: «Они просто тяжело пашут и продают, и доводят дело до конца, и максимально привлекают деньги».

    Приемник Хаббарда, Дэвид Мискэвидж, перенял себе это кредо. Десять лет назад он воспользовался террористическим актом, произошедшим 11 сентября, чтобы описать свое виденье развития сайентологии, которая бы спасла мир от самоуничтожения. Он сказал, что этот проект требует «небывалой помощи» прихожан. Имея в виду их деньги.

    Заданием Хай Лэви было получить их от людей. Его 16-летняя служба регистратором дала ему глубокие знания о внутренних методах работы секты в Клируотэр, известной как «Флаг».

    Сейчас он впервые рассказывает правду о масштабах и особенностях добывания денег Флагом. Он описывает, что он и другие работники вели себя как торговцы – используя избитые фразы и запрещенные приемы, чтобы заманить людей, рассматривая прихожан, как потенциальных клиентов.

    Он вспоминает как церковные «высоконравственные» служители нападали на своих верных прихожан, внушая, что пожертвование могло бы помочь им избавиться от неприятностей.

    Лэви рассказывает, что погоня за наживой стала важнее помощи людям.

    «Большая часть рассказов Лэви о деятельности служителей секты, занимающихся сбором денег является ошибочной, а описание их образов – явно приукрашено», – говорит сайентологический спикер Поу.

    Когда госпожу Поу спросили об плановых взносах в сайентологическую организацию, она внесла поправку, что это «благотворительные акции по сбору денег», а также что другие некоммерческие организации этим занимаются тоже. Она сказала, что церковная система контроля работников через статистику является очень полезной и эффективной.

    Пятидесятидевятилетний Лэви рассказал, что ему нравилось там работать и что он до сих пор верит в догматы сайентологии. Но он ушел в 2009 году, не желая больше пребывать в непрерывно проводимой кампании по организации и сбыту, которая принуждала работников в бешеной конкуренции и душила прихожан потребностью в деньгах.

    «В конце я не хотел, чтобы кто-нибудь знал, что я имею с этим дело», – сказал бывший регистратор, который переехал в Нью-Джерси и сейчас занимается дизайном вэбсайтов.

    «Это стало мне противным, – сказал Лэви. – Там царила ненормальная, безумная атмосфера».

    Лэви просыпался около 6:30 каждое утро в Хасиэнда Гарденс, в пустом многоквартирном доме в центре Клируотэр, где жили сотни работников сайентологии. Как член религиозного ордена «Морская Организация», он обычно получал $ 50 на карманные расходы в неделю. Он разделял свою комнату со своей женой Лин. Она работала в приемной на протяжении 12 лет, которые они жили вместе.

    Он садился на предоставленный сайентологической церковью автобус, приблизительно семь минут ехал до здания Сэндкэсл, которое находится на набережной бизнес-центра города. Его офис, находящийся на цокольном этаже, имел выход во внутренний двор, где был ручей, к которому он часто приводил своих прихожан на беседу.

    Выражаясь на языке сайентологии, Лэви называли «рег» (регистратор). (Это слово в английском языке рифмуется со словом «hedge» – срочная сделка, заключенная для страхования от возможного падения цены). Многие из его потенциальных клиентов были богатые иностранцы, которые приезжали в Клиаруотэр для духовного отдыха. Их целью было стать «Действующими Тэтанами» (сайент. термин, обозначающий «духовные существа, способные действовать вне зависимости от вещей»), освобожденными от волнующих их проблем настоящей и прошлой жизни и не зависящими от своего тела, способными быть «самими собой».

    Еженедельный обязательный лимит взносов для Лэви, установленный сайентологической церковью, начался от $ 200,000, изменялся с годами и достиг $ 350,000.

    Он говорил, что «регистрировал» от восьми до десяти людей в день, лично встречаясь с ними, а остальных по телефону. Он спрашивал их, от каких проблем они хотели бы избавиться с помощью консультирования: болезнь, материальные проблемы, проблемы на работе. Затем он продавал им 12,5- часовой пакет услуг, называемый «интенсив». Стоимость за каждый час $ 7,800, но предоставлялась скидка, если заказывали сразу весь пакет.

    Предоставленные прихожанам счета увеличивались, потому, что продвижение в сайентологии требует большого количества консультаций, которые секта называет «проверкой». Повстречав Лэви, или одного из четырех регистраторов организации Флаг, прихожане, как правило, покупали многоразовый пакет «интенсив», оплачивая $ 15,000, $ 30,000, $ 60,000 и больше. Всегда авансом вперед.

    «Регистраторы, всегда помнящие о своих плановых взносах, часто составляли договор так, чтобы увеличить доход», – сказал Лэви. Если прихожане не имели доступных средств для оплаты, регистраторы начинали тщательное зондирование.

    Лэви описал типичный разговор:

    «Перед Вами парень. И он говорит, «У меня нет денег».

    «Вы спрашиваете: «А откуда ты знаешь?»

    «Мои кредитные карты максимально исчерпаны».

    «Хорошо, давай проверим их».

    Он просил прихожанина показать карту. Записывал дату рождения парня, номер социальной страховки, девичью фамилию матери.

    Я говорил: «Вот что я скажу. Ты сходи выпей чашечку кофе». Потом Лэви набирал номер компании кредитора, используя их автоматические системы, чтобы выяснить сумму свободного лимита кредита, которую имел этот человек.

    «Я делаю все необходимые звонки и говорю: Все нормально, у Вас есть еще $ 35,000».

    Иногда он звонил даже до приезда прихожанина во Флаг, преждевременно записав на номер кредитной карты и личную информацию человека.

    «Делал ли я это без их согласия? Ну, скажем так: я никогда не обналичивал деньги без чьего-либо согласия. Но я также заявляю, что я подсчитывал деньги, вычислял, где они находятся без их ведома».

    Сведения о том, сколько члены церкви могут себе позволить взять взаймы, говорили ему о том, насколько далеко он может зайти в процессе продажи консультаций. Он сообщил, что убедил многих из прихожан тратить максимальную сумму, которую они могут себе позволить. Преимуществом было то, что церковь сайентологии таким способом могла выудить деньги, помогая Лэви достичь необходимой суммы еженедельного взноса.

    Лэви со своим товарищем-регистратором также искали другие источники дохода. Все имущество – пенсионные счета, наследство, дома, автомобили – считались игрой по правилам.

    Взять под заклад деньги во второй раз было частым явлением, но необходимо было много времени, чтобы достать деньги. Занять деньги с пенсионных счетов, таких, как 401 (к), было проще, потому что прихожане таким образом получали средства примерно за 10 дней.

    Регистраторы горели желанием узнать о финансах прихожан так же, как спортивные фаны желают знать все о состоянии игрока.

    «Например, если я занимался этим парнем на протяжении 10 лет, – сказал Лэви, – я знаю его. Знаю его жену. Знаю его семью. Знаю его детей. Знаю, где он живет. Знаю все о нем. Знаю пенсионные счета, с которых он снимает деньги. Я знаю фонды колледжа. За 10 лет я узнал все, что необходимо, чтобы заставить его отдать мне деньги».

    Поу, сайентологический пресс-секретарь, сказала, что «если Лэви зациклен на количестве долларов, то он нарушает политику церкви. Его задачей было просто осведомлять прихожан о сайентологии. И ему был сделан выговор за то, что он превысил свои полномочия».

    Но Лэви убеждал, что человек, контролировавший его работу, а также другие регистраторы обучали его именно таким методам продаж, которые, как сейчас утверждает сайентологическая церковь, он не должен был использовать. «Финансовый офис всячески питался разработать более искусные варианты раскрутки, – говорил он. – Я узнавал их от наставника и пользовался ими. Это было частью работы».

    Он знал также о пакете ценных бумаг. Финансовый отдел церкви разработал правовой подход передачи пакета, как непосредственное пожертвование во время развития рыночных тенденций повышения курсов, рассказывал Лэви.

    Он стал экспертом в сфере работы банка и в том, как происходил оборот денег.

    Однажды в четверг, с приближением конечного срока сдачи взноса, он громко стучал по кнопкам телефона, пытаясь перевести деньги со счета прихожанина в банке Кэймэнс на банковский счет Флага. Деньги должны были пройти через три банка, это процесс, который мог занять несколько дней. Лэви справился с этим к 2 часам дня.

    «Я мог бы рассказывать вам множество таких историй, – говорил он. – Они помогли мне состариться».

    В другой четверг он работал с прихожанином, который хотел воспользоваться полученным наследством, чтобы заплатить за консультирование. Когда Лэви узнал, что чек с суммой наследства не был отослан по почте в назначенное время, он тут же позвонил владельцу наследства, попросил отменить отправку чека, а переслать нужную сумму наличными деньгами.

    «Я говорю: можете ли Вы сделать это прямо сейчас?»

    «Она отвечает: Ну, если Вы настаиваете».

    «Деньги у меня были через 10 минут».

    Такие же приемы он использовал с другими прихожанами. Если члены церкви изъявляли желание прекратить консультирование в связи с полным опустошением счетов, опытные регистраторы начинали давить на них.

    «А как насчет запасных резервов?»

    «У меня нет запасных резервов».

    «А как насчет того, о котором даже ваша мама не знает?» – говорил Лэви, запугивая.

    Человек шел домой и возвращался с $ 7,000 наличных денег в бумажном пакете, рассказывал Лэви.

    «Ты начинаешь осознавать, что у всех есть деньги, но все говорят, что их нет».

    Лэви с уверенностью выяснял все детали о деньгах людей в ходе беседы, потому что верил: сайентология изменит их жизни.

    «Поймите, деньги – это только средство достижения чего-то, что желает человек», – говорил он.

    «Польза, которую мы даем в сайентологии, является бесценной… Если парень действительно собирается справиться с проблемой и ты даешь ему возможность увидеть это – как важно это будет для него и его жизни и как это изменит его жизнь, – он прекращает беспокоиться о деньгах».

    Хаймэн Виктор Лэви вырос в сан Франциско и переехал в Бруклин, Н.Й. в 16 лет. После окончания школы поступил в Бруклинский Колледж и учился там пару семестров, но так его и не закончил. Он интересовался компьютерами и занимался самообразованием, получив достаточно знаний, чтобы начать карьеру.

    Он вырос в семье ортодоксальных евреев, но к 20 годам был вне религии. «Для меня не существовало ответов за пределами вселенной», – говорил он.

    Но однажды на работе в 1974 году он поранил руку, и его сотрудник использовал сайентологический прием «контактного оказания помощи». Процедура состояла в том, чтобы освободиться от боли, причиненной несчастным случаем путем осторожного воссоздания этого события.

    «Кровотечение и волнение прекратились», – говорил Лэви. «Это дало мне понять, что есть что-то большее, что я еще не осмысливаю». Сотрудник рассказал ему подробнее о сайентологии, и это изменило его мышление.

    Следующие десять лет он разрабатывал свой путь к сайентологическому «Мосту Полной Свободы» и далее к состоянию Действующего Тэтана VII -- одноуровневый прыжок к вершинам. По его подсчетам, он потратил от $ 100,000 до $ 150,000 на консультации. В то время сайентологические услуги были дешевле.

    Лэви сообщил, что с помощью консультаций он обрел уверенность и открыл в себе разные способности. Как многие адепты, он заинтересовался и распространением сайентологии.

    В 1985 году, в возрасте 33 лет, он завершил свою связанную с компьютерами карьеру и переехал в Клируотэр, чтобы вступить в лавы Морской Организации. Он подписал обязательство на миллиард лет, обещая служить секте на протяжении всей жизни.

    Сначала Лэви работал руководителем по обработке и оцениванию имущества прихожан, а также по предоставлению программ консультирования. Когда его боссы повысили его до должности регистратора в 1993 году, он сначала сопротивлялся из-за еженедельных взносов и необходимости оказывать сильное давление.

    Но скоро он приступил к работе. Лэви имел прирожденную коммерческую жилку и был остроумным, обаятельным, находчивым и проворным в расчетах. Временами он так сильно смеялся, что казалось, ему не хватает воздуха.

    Некоторые прихожане шутливо называли его своим раввином.

    «Они приходили в мой офис плача из-за того, что все, что они желали обрести, было очень важным в их жизни», – говорил он. – Их надежды, их цели, эмоциональные сферы. И, конечно же, я всегда обеспечивал их множеством бумажных платочков».

    Лэви необходимо было приносить около $ 40,000 почти каждый день, чтобы держаться подальше от боссов. Он мог предложить сборники избранных психологических советов по сайентологии, программы, такие, как «Сокращение собственности» или «Разрушение ошибочных намерений», которые направлены на проблемные области в жизни людей. Серьезность проблемы определяла, сколько «интенсивных программ» оплатит прихожанин.

    Церковные администраторы в Клируотэр и в Калифорнии вели тщательное наблюдение: например, Кэти Уэст, непосредственный контролер регистраторов, с помощью микрофонов, спрятанных в их офисах, прослушивала, как работники Флага «заключали сделки» с прихожанами.

    Уэст была наставником Лэви во время обучения. Если она выясняла, что сделка срывается, она тут же звонила к нему в отдел.

    Иногда он не поднимал трубку, так как считал это невежливым по отношению к клиенту, находившемуся в его офисе.

    Уэст звонила секретарю, жене Лэви, и просила ее вмешаться в их беседу и передать записку:

    «Будет лучше, если Вы ответите на телефонный звонок».

    «Мне приходилось брать трубку, и Кэти так по-деловому говорила: «Слушай. Он говорит, что не имеет денег. Он тебе врет. Я точно знаю, где находятся его деньги. Не позволяй ему пудрить тебе мозги».

    «Вскоре микрофоны прятались на столах регистраторов, за подставками для карандашей и другими предметами, – говорил Лэви. – Позже, продолжал он, микрофоны были встроены в телефоны, позволяя боссам прослушивать звонки и быть осведомленными о разговорах, которые велись в кабинете».

    Закон Штата Флорида запрещает скрытый контроль разговоров, если люди «справедливо ожидают» конфиденциальности. Обе стороны должны дать согласие на прослушивание.

    Церковь сайентологии говорит, что микрофоны используются для того, чтобы удостовериться, что беседа, направленная на сбор средств, проводиться по стандартам. Она утверждает, что использование микрофонов является частью церковной политики, публично доступной для ознакомления всем прихожанам.

    Политика организации упоминается в «зеленых томах» - 12 книг по сайентологии, занимающих тысячу страниц. Леви сказал, что только небольшое число прихожан хотя бы просмотрели их.

    При расспросе, было ли получено предварительное согласие по поводу этих правил, церковь сайентологии сказала, что печатала заметные постеры, говорящие прихожанам, что их могут прослушивать. «Сбор средств проводится в соответствии с законом Флориды», – утверждают сайентологи.

    Леви сказал, что в офисах, где он работал, никогда не было подобных постеров.

    Церковь сайентологии не интересовалась, были ли прихожане проинформированы о правилах, когда подвергались телефонным вымогательствам.

    Хаббард писал в «зеленых томах», что микрофоны должны быть скрыты. Он писал, что сайентологи должны установить «микрофон, который выглядит как календарь или орнамент на столе регистратора и прослушивающую систему в офисе директора, чтобы он мог подслушать любой разговор в текущем времени».

    Не знающая покоя Кэтрин Вест иногда звонила в самый момент заключения сделки. Она говорила, она отмечает ее, как подтвержденный доход.

    Боссы проверяли доходы регистраторов каждые 10 минут, и приходилось тяжело, если объемы заработка были не лучше, чем на прошлой неделе.

    Темной тучей оборачивалось время сдачи рапортов – 2 часа дня в четверг.

    «Моя статистика – это было не количество людей, которым я помог, – говорил Леви. – Моя статистика – это было количество заработанных долларов. Очень просто – валовый доход».

    Среда, день до истечения срока, имел бешеный подъем продаж и, неизбежно, это был 16-часовой рабочий день. Леви сказал, что он редко использовал 30 минут, которые ему были положены для обеда, или время для членов комитета, положенное на ежедневную учебу.

    Если регистраторы не разговаривали с прихожанами лично, они звонили им, надеясь заработать, продавая часы консультаций для будущих поездок в Клируотер.

    Когда становилось слишком поздно, чтобы звонить в Восточные и Центральные часовые пояса, Леви звонил на Западное побережье, затем в Австралию, Европу, в зависимости от вращения Земли, чтобы удлинить день. Он часто заканчивал работу в 1, 2 или 3 часа утра в четверг.

    Производилось давление: требовалось, чтобы прихожане производили платежи немедленно.

    «Деньги, наличные, банковские средства – это все считалось до четверга 2-х часов дня», – говорит Леви. – Проверка считалась успешно пройденной, когда прибывали банковские переводы».

    Регистраторов, которые не смогли обеспечить наличными, ожидало наказание. Секта могла кормить их только бобами и рисом.

    Их иногда заставляли спать в «свинарниках» – потрепанных номерах без каких-либо кондиционеров на матрасе на полу.

    На еженедельных заседаниях, которые назывались «Аплодисменты и расправы», руководители поносили их, заставляя признавать свои недостатки перед сотнями сотрудников.

    «Ты должен идти туда и открывать свою душу перед толпой, – говорит Леви. – Это унижающая человеческое достоинство, ужасная вещь».

    Часто, когда Леви не справлялся с работой, Вест посылала его в кухню в отель Sandcastle. Вначале он работал с банками и брокерскими домами, затем он погружался по локоть в воду в раковине, мыл грязные горшки в фартуке поверх рубашки и галстука. Чтобы не поскользнуться, он натягивал сапоги, если мог их найти.

    Леви сказал, что все же лучше такое наказание, чем те насмешки, которые он часто получал от Вест и других супервайзеров.

    Он описал то, как они кричали на него: «Если вы не справитесь с этим, я превращу вашу жизнь в настоящий ад!» ...

    Когда он не зарабатывал определенное количество денег, по их словам, он делал это намеренно, чтоб навредить сайентологии. Он был человеком с "ПН" (сокращение от «плохое намерение» о продвижении сайентологии).

    «Это доводило меня до слез, – говорит Леви. – Я думал, что я довольно приличный, сильный человек. Но такое отношение разбивало меня».

    Пресс-секретарь церкви сайентологии Паув сказала, что никто никогда не подвергался критике и не было таких собраний «Аплодисменты и расправы» с публичными признаниями. Она утверждает, что встречи проводились, чтоб «развивать командный дух взаимного сотрудничества и координации».

    Она сказала, что описанные меры наказания сопоставимы с теми, что имеются в других религиозных организациях, и что Вест никогда не применяла подобного оскорбления по отношению к Леви.

    Паув сказала, что сказки Леви являются типичными, что все отступники «рассказывают ужасные истории», чтобы объяснить, почему они были так глубоко вовлечены в организацию, которую теперь осуждают.

    На одной катастрофической неделе, когда несколько продаж провалилось, глава организации Дебби Кук созвала регистраторов в отель Форт Харрисон и рассказала им, что они преступники. Она редко обрушивалась с критикой, говорит Леви. Но когда она все же критиковала, она могла кричать на самых лучших регистраторов.

    Он также помнит время, когда Кук вознаграждала регистраторов. В канун Рождества в середине 1990-х, после того, как продажи превысили 3 миллиона долларов за неделю, она удивила регистраторов, их сотрудников и их супругов двухдневной поездкой на местный курорт.

    30 работников-регистраторов, которые привыкли к спартанской жизни, - ехали туда в лимузинах. Они заказали еду в номер, сидели в гостиной и ели фантастический ужин на следующий вечер.

    «Это было лучшее время в моей жизни», – написал Леви в письме Кук, чтобы поблагодарить ее. Она сказала ему, что они это заслужили.

    Система поощрений и наказаний давала свои результаты.

    Один только Леви регистрировал еженедельные продажи часов консультаций на суммы в размерах от $ 200 000 до $ 350 000 для секты. Эбби Уэйвелл, 55-ти лет, которая тоже была регистратором и работала на другом этаже в Sandcastle, делала продажи на аналогичные суммы.

    Другие регистраторы работали в нескольких кварталах к югу, первоначально в отеле Форт от церкви Харрисон, а затем в небоскребе Оак-Ков, который возвышается в центре.

    Леви помнит их номера. У Дэйва Фостера, 75-ти лет, человека, который когда-то работал вместе с Л. Роном Хаббардом, объем продаж составил $ 200 000 до $ 250 000 в неделю. У Пола Миллера, 56-ти лет, тихого ветерана, продажи обычно составляли $ 350000.

    Соня Жак, 67-ти лет совершила продажи таким знаменитостям, как Джон Траволта, Кирсти Элли и Том Круз. «Она считалась королевой регистраторов и постоянно лидировала в продажах - $ 500,000 до $ 700,000 в неделю», – говорит Леви.

    Со своими помощниками эти пять регистраторов зарабатывали в среднем более чем $ 2 млн. в неделю, не включая то, что секта предоставляла им жилье, питание и других пожертвования.

    Самый крупный доход в неделю составил $ 4 млн. в декабре 1997 года, так как прихожане добились повышения цен.

    Леви сказал, что в том году объем его продаж составил $ 15 млн. Это был самый лучший его показатель.

    Регистраторы имели право на выходной день каждые две недели, если их продажи были высоки. Но редко Леви просил «свободный день, он не хотел потерять возможность заработка». По его оценке, он взял меньше чем пять дней за 16 лет работы регистратором (за исключением рождественских выходных).

    Сайентология обучает своих регистраторов методам продаж Ле Дейн, чья книга «Большие продажи. Закрытие техники» (1971 г.) привлекла к себе внимание Хаббарда.

    Дейн провел семинары для регистраторов сайентологии по всему миру и стал другом Хаббарда.

    Его предпосылкой было то, что каждый потенциальный клиент носит «кирпич за пазухой», и каждый кирпич представляет собой страх или беспокойство, которое необходимо решить прежде, чем он совершит покупку. По мере удаления этих «кирпичей», сопротивление клиента отпадает.

    Ключевой принцип: заставить клиента сейчас совершить покупку.

    Регистраторы предлагали ограниченные по времени предложения и скидки для консультаций для оптовых покупателей. Они создавали ложную срочность, рассказывая прихожанам, что часть денег, потраченных на консультацию, могла бы пойти на важный проект, таких, как ремонт.

    Леви вспоминает, что прихожане спрашивали, почему такая спешка?

    «Я не мог сказать: «Потому что мой начальник кричит на меня и вот-вот снесет меня, если я не продам сейчас. ... Я придумывал историю о том, почему они должны были сделать это прямо сейчас», – часто, это срабатывало.

    Другая распространенная тактика Дэйна «двойная команда», когда два или более сотрудников собирались вместе, один регистратор начинал разговор, а другой спешил на помощь, чтоб помочь совершить продажу.

    В одном из сценариев к работнику, который отвечает за консультирование, врывались в офис, имитируя недовольство:

    «Почему вы не продали этому прихожанину более часов? Он нуждается в них сейчас! Если вы не можете сделать это, я найду того, кто сможет!»

    Прихожане чувствовали себя так неловко от конфликта, что покупали больше часов для консультаций.

    «Я использовал эту технику постоянно», – говорит Леви.

    Метод, который Леви описывает «противоречит и прямо запрещен в церковной политике», и характеристика методов Дейна является «неточными», – комментирует церковь сайентологии.

    «Если все, что он говорит, правда, это только показывает его недостойное поведение», – говорит секта.

    Леви сказал, что он иногда превышал свои полномочия для совершения продаж. И он тратил церковные деньги, предоставляя скидки прихожанам, хотя он не имел права дать скидку – скажем, $ 2000 от стоимости.

    Он дважды был обязан возместить секте долг. В одном случае он заплатил $ 4000, которые он сэкономил от своей зарплаты и небольшие бонусы. В другом случае руководитель сказал, что Леви должен выплатить $ 120 000 из-за несанкционированных скидок, – это невозможно огромная сумма для членов Организации, который зарабатывает $ 50 в неделю. Но долг был прощен после того, как Леви и его коллеги достигли крупных продаж и финансовых целей.

    Церковь сайентологии говорит прихожанам о необходимости консультаций и других пожертвований «в пределах их финансовых средств».

    «Сборщики средств не уговаривали и не создавали давления на прихожан, заставляя брать в долг», – говорит пресс-секретарь Паув.

    Некоторые прихожане настолько горячие, что они «могут быть готовы пойти на жертвы и ограничить себя финансово для церкви», – сказала она.

    По оценкам Леви, 70 процентов членов церкви сайентологии, с которыми он работал, брали взаймы большие суммы денег, чтоб оплатить консультации. Это вызывало у него сожаление.

    Безработный инженер приехал из Лос-Анджелеса в церковь сайентологии, надеясь, что консультации помогут ему выявить психические барьеры, препятствующие получению работы.

    Его единственный ресурс: бытовая ссуда на $ 200.000 с погашением только процентов. Как и многие прихожане, он приехал в церковь, рассчитывая на помощь, а не на растраты.

    Хаббард нанимал регистраторов, чтобы помочь людям преодолеть этот страх для их же блага. Леви объяснял, что «реактивный ум» прихожанина – источник его проблем – он будто говорит ему, чтобы тот не получал помощь.

    Он сказал инженеру, что деньги вторичны: «Позвольте сайентологии иметь дело с вашими страхами. Это поможет вам устроиться на работу и выплатить деньги обратно».

    Он вспоминает, что было в 2008 или 2009 году. Он и еще один прихожанин в ближайшие два-три месяца прозванивали кредитную линию человека, так как он платил за часы консультаций.

    Однажды деньги не пришли.

    «Что-то не так с картой», – сказал Леви.

    «Нет, это означает, что я без денег», – ответил инженер.

    Двое человек получили $ 200,000 в течение нескольких недель, а консультация, на которой еще предстояло решить проблемы прихожан – не состоялась. Теперь он должен был заплатить все это обратно.

    «Я не горжусь этим, и это отчасти мучает меня, – говорит Леви. – Я действительно думал, парень может справиться с этим, и тогда я понял: «Кого я обманываю?»

    В последние несколько лет пребывания Леви в церкви сайентологии, организация все более подталкивала его и других сотрудников зарабатывать деньги по-новому: продажей специальных релизов на книги Хаббарда и его лекции, вымогательством пожертвований в Международную ассоциацию сайентологов, и, наконец, проталкивая коллекцию книг Хаббарда, известную, как «Основы».

    По каждому направлению была своя квота.

    Леви продавал специальные выпуски Хаббарта во время вечерних мероприятий в отеле Форт Харрисон после трудового дня на обычном посту. Он работал, пока толпа в холле не расходилась, а затем до утра обзванивал клиентов.

    Улучшение заработка для церкви на подобных мероприятиях очень обременяло. В 1990-х Леви зарабатывал за одно событие обычно не менее $ 10,000. К середине 2000-х годов они выросли до шести цифр, иногда были выше, чем $ 1 млн, говорит Леви. Но чтобы достичь этого, нужно было работать над этим постоянно.

    Леви любил продавать часы консультаций по сайентологии, потому что он видел смысл - помогать людям. Но продажа книг, лекции записей и членства в церкви казалось грубым. Его сердце не лежало к этому.

    После того, как были выпущены «Основы» в 2007 году, производилось давление, чтобы усилить продажи, что подорвало его энтузиазм.

    Сотни сотрудников звонили прихожанам в любое время, чтобы продать книги. Они загоняли их в угол, встречая в ресторанах, залах ожидания, на автостоянках. Они появлялись в их домах. Прихожане признавались Леви, что в конечном итоге у них оставалась небольшая сумма денег для часов консультаций.

    «Все конкурировали со всеми, – говорит Леви. – Это был кошмар».

    В одном случае четыре представителя сайентологии говорили прихожанам, что могут изгнать их из организации, если те не купили «Основы». Леви был возмущен, потому что один из этих представителей организации был человеком, чья работа заключается в обеспечении того, чтоб сайентологи вели себя достойно.

    «Это было злоупотреблением властью», - говорит Леви.

    После шести часов, голодный и измученный человек сдался и купил комплект «Основ» в сумме на $25000.

    «Вымогательство – одним словом», – говорит Леви, – часто даже говорили: «Мы заберем вашу вечную жизнь, если вы не купите это сейчас».

    В течение многих лет Леви жил в дискомфорте и унижении, думая, что он совершает хорошие дела для мира.

    Бобы и рис на обед? Он дополнял блюдо салатом или сливочным маслом.

    Тяжелый труд? Он делал из него игру.

    Крики и ругательство ему в лицо? Он выносил это и старался двигаться дальше.

    Его работа была настолько важна для него, что он ждал до последней минуты, чтоб отправиться к смертному одру своей матери в 2003 году. И он вернулся в Клируотер, в то время как его семья еще находилась в середине традиционного еврейского периода траура.

    Он прочитал разочарование на лице своего отца и теперь признается, вспоминая о смерти его матери: «Я ненавижу признаваться в этом ... Это было сумасшествие».

    Он пытался объяснить: «Я пытаюсь что-то делать, то, что почти невозможно по-человечески, если вы отвлечетесь хоть на одну секунду ... Каждую неделю. Неделя за неделей. День за днем ... Ты не можешь думать, не можешь дышать ничем другим».

    Он всегда был готов мириться со многим для общего дела, но все большее внимание церковь сайентологии уделяла деньгам.

    В субботу утром в ноябре 2007 года, в рабочий день, он сложил одежду в мягкий портфель и другой мешок и сел в церковный автобус, который ехал в центр города Клируотер. Когда была остановка в пути, Леви вышел и взял такси до международного аэропорта Тампа. Переполнен чувством свободы и желая реального побега, он купил билет в Лас-Вегасе.

    Но даже когда он убегал, он не мог преодолеть чувство долга. На протяжении длительного полета он написал девять страниц примечаний своим коллегам регистраторам о прихожанах, которые должны быть «закрыты» до прихода срока – четверга. Он отправил по факсу свои записи в офис из отеля в Вегасе.

    Следующим утром два члена организации появились в его комнате, чтобы вернуть его.

    Леви хотел остаться в хороших отношениях с сайентологией, поэтому он вернулся с ними в Клируотер, и начался официальный процесс «маршрутизации» из организации. Потребовалось 19 месяцев. Он остался на своем рабочем месте, и в то время его заработок для организации составлял около $ 200,000 в неделю.

    В конце концов он был доставлен в маленькую комнату. Руководители секты сказали ему подписать заявление, которое написал кто-то другой.

    Церковь сайентологии предоставила Таймс части этого заявления. Там цитируют Леви, будто он говорит о сайентологии, подчеркивая «честность, порядочность и этичность поведения» и «осторожность» в соблюдении законов. Документ гласил, что Леви временами не был честным и превышал свои полномочия.

    «Я просто хотел покончить с этим, – говорит Леви. – И там было достаточно правды, поэтому я мог подписать его».

    Он подписал другой документ, который предусматривал большие финансовые санкции, если он скажет что-нибудь плохое о церкви. Они даже устраивали ему проверки.

    За 16 лет, Леви принес около $ 200 млн. для церкви сайентологии.

    А ушел с чеком на $500.

    Iriney.ru

    Календарь

    Последние новости
    17.07.2019 Почему «новые красные» ненавидят Николая II больше, чем Гитлера
    17.07.2019 Сергей Шаргунов: «Есть основания подозревать, что это дело сфабриковано наркомафией»
    17.07.2019 Верховный Суд РФ официально одобрил использование термина «секта»
    16.07.2019 Фильмы Новосибирской епархии вошли в конкурс международного кинофестиваля "Любовь в каждом сердце" в Москве
    15.07.2019 «Да хоть Кирилл, обвиняемый должен находиться в СИЗО»
    14.07.2019 В Новосибирске прошел многотысячный молодежный крестный ход
    13.07.2019 Полгода в СИЗО: итоги
    12.07.2019 Слово в день святых апостолов Петра и Павла

    Православный миссионерский апологетический центр «Ставрос»

    Тайна ложных учений

    Фильм МЕНЯ ЭТО НЕ КАСАЕТСЯ кинокомпании АКРОСТИХЪ