Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Гнойная революция: цели и методы

    [09.08.2012] Гнойная революция: цели и методы

             

    Многие наблюдатели над известным процессом отмечают странное поведение адвокатов подсудимых - похоже, их совершенно не интересует освобождение их подзащитных. Что их интересует - так это прославление их поступка как славного подвига, и произнесение зажигательных революционных речей. Очень непрофессиональное поведение для адвокатов. Зато вполне профессиональное - для революционеров. С революционерами мы и имеем дело.

    Революция может быть политической, а может быть культурной - обычно они связаны между собой. Политическая революция означает переход власти от одной группы к другой; культурная - изменения в принятых в обществе ценностях, представлениях и образе жизни. Как правило, за политической революцией следует культурная - победившая группа (большевики, маоисты, национал-социалисты и т.д.) навязывает населению свои убеждения, свои нормы и правила, путем как пропаганды, так и прямого насилия.

    Однако культурная революция возможна и до политической; можно навязать обществу новые правила, не навязывая ему (пока, во всяком случае) новой власти. В этом случае цель революционеров - захват не политической, а культурной власти, власти решать, что в данном обществе считается допустимым, а что - нет, к чьей идентичности следует относиться с пиететом, а чья подлежит обязательному глумлению, к чему надлежит относиться с уважением, а что надо попирать ногами.

    Именно при попытке такого рода культурной революции мы и присутствуем. Она имеет свои особенности, и, чтобы отличить ее от других подобных процессов, обозначим ее как “гнойная революция”. Возможно, слово “гнойный” имеет резкую негативную окраску, но это слово выбрано самими революционерами - один из первых переводов названия известной панк-группы, который выдает словарь, это “гнойный бунт”. Нам предстоит разобраться в том, какова идеология революционеров, чего они хотят и как они этого добиваются.


    О революционерах

    Начнем с идеологии. С кем мы имеем дело? Разумеется, с чрезвычайно разношерстной коалицией людей, у которых могут быть разные взгляды и разные мотивы - манипуляция как раз и направлена на то, чтобы использовать, а не убедить, и не все сторонники панк-группы отдают себе отчет, за кого они играют и каковы цели всей движухи. Но мы можем выделить определенное идейное ядро. Адвокат Марк Фейгин (и другие) пытаются представить это ядро как сторонников “вестернизации” России; с другой стороны, многие соглашаются с этим и видят в них “агентов госдепа”. Вряд ли это так на самом деле. Во-первых, плясание в храмах едва ли можно отнести к устоявшимся “западным ценностям”. То есть плясать-то, конечно, плясали - и французские, и испанские революционеры тут мало чем отличались от большевиков - но считать эти пляски определяющей чертой Запада было бы странно. Так же трудно отнести к числу “западных ценностей” некулинарное употребление куриц, публичные совокупления и другие деяния восхваляемых Фейгиным “свободных личностей”.

    “Госдеп”, он же “Вашингтонский обком”, разумеется, стремится присутствовать в политических процессах в России, однако его влияние не стоит преувеличивать. Пляски в храмах так же мало американская, как и европейская ценность - более того, в ряде штатов это наказывается по закону. Но главное, все действия вашобкома в России (да и не только в России, в мире-не-говорящем-по-английски вообще) производят впечатление либо полной некомпетентности, либо какого-то уж совсем запредельно хитросплетенного коварства, которое в непостижимых для смертных целях притворяется крайней некомпетентностью. Бритва Оккама побуждает принять более простое объяснение — а значит, не искать злоковарного госдепа там, где его, по-видимому, нет.

    В глазах западных деятелей политики и культуры, которые слышали звон, да не знают где он, русский народ, стенающий под гнетом путинского режима, мечтает устроить себе Воодушевляющую Ливию (с), но злой тиран им не дает - а панкухи это такие голливудские борцы с тираном, светлый образ для людей, которые имеют крайне смутное представление о происходящем в России, зато все поголовно смотрели “V значит Вендетта”.

    Если у наших революционеров и есть подлинные братья на Западе, то это западные леваки-неотроцкисты. Марат Гельман цитирует словенского левацкого мыслителя Славоя Жижека: “Когда-то, в 1905 году, Лев Троцкий определил царскую Россию как «порочную комбинацию азиатского кнута и европейской биржи». Не подходит ли это определение все больше и больше к сегодняшней России?”

    Товарищ Троцкий - идеал леваков, воплощение той “подлинной революции” которую извратил нехороший Сталин. Лев Троцкий, одна из заметнейших фигур в русской революции и один из ее творцов, кончил с ледорубом в голове - но причислять его к жертвам сталинизма было бы странно. Он не был жертвой. Он был террористом и массовым убийцей, о чем сам с гордостью и писал. Процитируем самого Троцкого: “революция требует от революционного класса, чтобы он добился своей цели всеми средствами, какие имеются в его распоряжении: если нужно - вооруженным восстанием, если требуется - терроризмом”. Его слова ничуть не расходились с делом; сохранились тексты приказов, которые он отдавал в ходе “расказачивания”. Они весьма показательны, например: “Гнезда бесчестных изменников и предателей должны быть разорены. Каины должны быть истреблены. Никакой пощады к станицам, которые будут оказывать сопротивление”. Устроение концлагерей, захват заложников, массовые расстрелы гражданских лиц - высокий авторитет товарища Троцкого в глазах товарища Жижека и других революционных товарищей полностью заслужен.

    Сегодня мы имеем дело с идеологическими наследниками товарища Троцкого - и видим, как наследственные черты проступают в них с безошибочной ясностью. Горячее желание восстановить бассейн “Москва” и устроить попам новый 1917 год вряд ли имеют какое-то отношение к “вестернизации”. К чему они имеют отношение - так это к большевизму. Надо вообще отметить, что “вестернезированность” нашей “либеральной интеллигенции” - это просто миф. Она воспроизводит взгляды и повадки именно тт.Ленина и Троцкого, а никак не Джона Локка и Томаса Джефферсона. Показательно, что нынешний режим сравнивается ими именно с “проклятым царизмом” накануне революции.

    Слегка перефразируя Бертольда Брехта, можно сказать, что еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало большевизм. Разумеется, - оговоримся еще раз - многие люди, втянутые в орбиту поддержки известной группы, не являются идейными антихристианскими революционерами, как тов.Троцкий и его последователи. Как же они оказались в этой компании?

    И здесь нам стоит поговорить о том, что отличает нынешних революционеров от их предшественников - методы. Пропагандистское манипулирование во времена товарища Троцкого находилось в довольно примитивном состоянии; речи его, по нынешним стандартам, отличались грубой прямотой. Сегодня мы имеем дело с приемами, намного более утонченными, и нам стоит рассмотреть их подробно.


    Флаг над вражеской крепостью: война символов

    Какова была цель акции в Храме Христа Спасителя? Различные вовлеченные в нее люди могли иметь разные цели, но мы здесь остановимся на той цели, которую явно высказывала группа поддержки - утверждение “права” “свободных людей” на пляски в храмах.

    Зачем было намеренно оскорблять религиозные и национальные чувства множества людей? Зачем настаивать на том, что такое оскорбление - дело не только непредосудительное, но и похвальное? Почему адвокатам важнее настоять на праве “свободных людей” плясать в храмах, чем добиться освобождения своих подзащитных?

    Человек – существо символическое. Чей флаг развивается над ключевым объектом – вопрос принципиально важный, хотя физически флаг не больше чем определённым образом окрашенный кусок ткани. Но это ясное послание о том, кто победил, кто диктует правила и кому отныне вы будете повиноваться – если вы согласны на этот флаг. Символически - это очень важное послание, обозначающее резко изменившееся положение дел. Теперь хозяева этой территории - те, чей флаг; вы можете уходить в партизаны, можете, наоборот, смиряться и учить идеологию и язык новых владык, но Вы вынуждены из этой новой реальности исходить.

    Пляски в храме плохи не тем, что причиняют нам глубокий эмоциональный дискомфорт - причиняют, конечно, но их цель не в этом. Иностранный флаг над Кремлем тоже причинил бы душевное огорчение – но главная проблема была бы вовсе не в эмоциях. Это была бы претензия иностранных захватчиков на то, что теперь они тут хозяева, они решают, что тут можно, а что нельзя, а ваше мнение не принимается в рассмотрение - а нечего было войну проигрывать.

    И вот право устраивать свистопляски в храмах – это такой поднятый флаг. Быдлу и анчоусам не полагается иметь религиозные и национальные чувства. Им не позволяют этого новые хозяева. Они решают, что можно им, и чего нельзя вам. Флаг, поднятый над цитаделью противника - это знак победы и власти; если этот флаг можно удержать - победу удалось закрепить. Не случайно для поднятия такого флага избран именно Храм Христа Спасителя. Устроить пляски именно в нем - важнее, чем в Кремле. Особенной мистики в этом нет - зато есть символика. Символические действия означают приобретение реальной власти - власти решать, что можно делать и чего делать нельзя, какие группы нельзя оскорблять, а о какие можно демонстративно вытирать ноги.

    Заставить остальных принять эту новую систему ценностей - и есть цель всей движухи. Как остроумно заметил один либеральный блоггер, “Кажется, в Москве какая-то беда с этими воцерквлёнными. Я так понял, что они уже чуть ли не по улицам ходят?” В самом деле, граждане, которые все еще считают Русскую Православную Церковь своей церковью, а воинов 1812 года, в честь которых был воздвигнут - своими предками, не только смеют являться на улицах Москвы, но и — вот ведь наглость! — полагают павших воинов достойными почитания, а храм Божий — достойным благоговения. Устроить свистопляски в их храмах и их памятниках — хороший способ показать холопам, кто здесь хозяин.

    При этом принципиально не просто устроить свистопляски, но и настоять на том, что так и надо, теперь пришел новый порядок, "свободные люди" если хотят, "поют в Церкви" (с)Марк Фейгин, а мнение быдла, которому это, видите ли, оскорбительно, не принимается во внимание принципиально — чтобы показать, что его мнение вообще больше во внимание приниматься не будет. Да, если бы это было сформулировано в такой прямой и грубой форме — у православных тут больше нет прав даже в стенах их храмов, мы — новые хозяева — это нашло бы мало понимания. А достаточного числа верных делу революции бойцов — как у товарища Троцкого — в распоряжении революционеров пока нет. Поэтому они прибегают к довольно интересной манипулятивной схеме, которую мы подробно рассмотрим ниже.


    Методы ведения войны

    Цель войны — международной или гражданской — навязать противнику свою волю. Поднять свой флаг над его столицей. Одни люди пытаются подчинить других своей власти, навязать им свои законы и обычаи, свои ценности и взгляды на мир. Всегда в войнах большую роль играла пропаганда - ее примеры мы находим уже у древних римлян; чужие племена надо было не только сломить силой, но и склонить к подчинению, внушив им, что Рим непобедим, и, в конечном счете, повиноваться Риму - в их интересах. Особенное значение пропаганда приобрела в ХХ веке - и тоталитарные режимы прилагали огромные усилия к тому, чтобы привить подданным надлежащее мировоззрение и поставить все наличные на тот момент средства формирования общественного мнения под надежный контроль.

    В ХХI веке, особенно в связи с широким распространением интернета, контролировать настроения людей, контролируя информацию, стало труднее. Зато возникли новые возможности для косвенного контроля, продвижения своих идей и ценностей и разрушения идей и ценностей противника. Пропаганда, которая всегда была важной частью войны (или революции) превратилась в ее самостоятельную часть - так, что своих целей участники конфликта могут добиться даже не прибегая к прямому насилию, а действуя в рамках манипуляции общественным мнением.

    Здесь, разумеется, читатель вправе поставить один вопрос. Любые общественные группы, внутри страны или из-за ее пределов, могут обращаться к общественному мнению и стремиться убедить людей в своей правоте. Насколько уместны такие негативные оценки как “манипуляция” и даже “война” (хотя мы и говорим о войне чисто пропагандисткой)?

    Разумеется, люди вправе выступать за свои убеждения и склонять своих соседей принять их. Существует, однако, принципиальная разница между убеждением и манипуляцией. При попытке убеждения собеседник воспринимается как личность, с которой вступают в диалог; при манипуляции - как объект, на который воздействуют, чтобы добиться нужного результата. В первом случае люди прилагают все усилия к тому, чтобы их ясно и правильно поняли; во втором - чтобы их аудитория пребывала в заблуждении относительно их подлинных взглядов и намерений.

    Именно такая манипуляция и имеет место в данном случае; именно путем манипуляции нас и пытаются заставить признать флаг гнойной революции. Но рассмотрим это подробнее.


    Манипуляция лучшими чувствами - основные движения

    Существует хорошо известный прием дорожных грабителей - кто-то из банды (лучше всего, если это молодая женщина) ложится на дороге, изображая из себя жертву аварии или преступления; водитель, которому совесть не позволяет проехать мимо, останавливает машину, выходит, склоняется над “жертвой” - и получает монтировкой по затылку от ее сообщника. Впрочем, монтировка - оружие тупиц и лузеров, люди более сообразительные обходятся без прямого насилия, и знают 99 способов, как употребить доброту и честность лохов против них самих - так, чтобы лохи сами принесли им свои денежки, полагая, что творят доброе и похвальное дело. Есть люди более амбициозные - которые добиваются - и успешно добиваются - того, чтобы лохи несли им горячую поддержку и всемирную известность; более того, есть лохи, готовые принести им целую страну.

    Не слишком ли жестко сказано? Можно ли сравнивать нынешних революционеров с мошенниками? Может быть, их стоит признать искренними людьми, борющимися за свои убеждения - хотя бы сами эти убеждения были нам глубоко чужды? Нет, не стоит. Методы революционеров те же - их просто интересуют не Ваши деньги, а Ваша поддержка их дела и Ваше согласие на их флаг.

    Рассмотрим некоторые приемы подробнее.

    Основной метод: Провокация, обвинение, разделение, зачисление в свои. Казалось бы, цель политики - привлечение людей на свою сторону, и тут наносить оппонентам тяжкое оскорбление контрпродуктивно. Однако на самом деле это во многих отношениях работающий прием. Он состоит из следующих движений:

    1. нанести атакуемой группе тяжкое оскорбление, вызвать раздраженную и враждебную реакцию.
    2. Обвинить оппонентов в этой реакции - мы такие белые и пушистые, мы всего-то немного позанимались актуальным искусством, мы сами невинно-оскорбленные, а вы такие злые-злые!
    3. Вызвать у оппонентов чувство вины и неловкости за резкую реакцию; побудить их оправдываться, как если бы они были виновной стороной, агрессором, а не целью агрессии. Вызвать внутреннее разделение в атакуемой группе, “нам самим неловко за этих злыдней”,
    4. Объявить тех, “кому неловко за злыдней” своими сторонниками, мол, “адекватные православные - сами всей душой за шикарные панк-молебны”.
    5. “Панк-молебны”, следовательно, проводить можно, кто против - тот злобный православный злыдень. Флаг установлен, цель достигнута.

    Рассмотрим этот метод подробнее. Итак, первое движение - атакуемой группе умышленно и обдуманно наносится тяжкое оскорбление. Не только в плане эмоций - но в плане водружения флага. Как пишет один из активных участников группы поддержки, Альфред Кох, “Но грядет новый православный Лютер! Он изгонит эту нечисть из наших храмов”. Храмы уже, оказывается, принадлежат Коху и его соратникам, для учинения там свистоплясок, а православные - “нечисть”, которую надлежит “изгнять”. Сами по себе пляски сопровождаются мощной кампанией поддержки в интернете, которая гарантирует, что плевок долетит почти до каждого православного лица.

    Православные - как люди воцерковленные, так и просто идентифицирующие себя с православием - группа очень большая. Среди них обнаруживаются разные реакции. В том числе неадекватные - ругань и желание подвергнуть кощунниц разным свирепым карам. Находятся - что совсем уж скверно - даже желающие подраться. Эти примеры недостойной реакции тут же тиражируются как примеры бешеной православной злобы на бедных девочек, которые мирно танцевали и выражали свою гражданскую позицию. При этом употребляется один интересный прием, который можно было бы назвать “игрой в оскорбленную невинность”. Оскорбление? Где оскорбление? Какое оскорбление? Покажите мне, где тут Вы видите оскорбление? А вот наши эксперты считают, что и нету тут никакого богохульства. И оскорблений нету. Тут можно, конечно, чувствуя себя полным идиотом, начать предъявлять текст самой песни и пытаться растолковать людям, что вот тут обсценная лексика, вот тут хула на имя Божие, вот тут оскорбления в адрес людей, при этом неизбежно еще и еще раз повторять эту хулу и эти оскорбления, переживать новое унижения и опять слышать - да нету тут никакого оскорбления, это православные злыдни на пустом месте злобствуют. Что же, наши революционные оппоненты не понимают? Да отлично они все понимают. Лохам бывает трудно поверить, что им прямо, грубо, и совершенно умышленно лгут. Но тут надо признать - это именно сознательная и умышленная ложь, которая является частью манипулятивной методики - эти люди прекрасно понимают смысл своих действий, они в полном сознании их совершают, именно с намерением нанести тяжкое оскорбление и спровоцировать резкую реакцию. Когда обвиняемый говорит “ой, а я не знал, что если нажать на спусковой крючок, произойдет выстрел”, его никто не принимает всерьез. Он хотел произвести выстрел, он знал, как его произвести, он намеренно его произвел. Сторонники акции в ХХС знают, что ее целью было именно нанести оскорбление, и знают, что требуя разъяснений “где же там оскорбление” они делают его более тяжким и сознательно стремятся вызвать резкую реакцию. Тут важно отметить - такой реакции важно не проявлять; те, кто приходят в ярость, делают ровно то, чего от них добиваются. Надо просто сообщить противникам - “вы лжете, вы знаете, что вы лжете, и мы знаем, что вы лжете”. А вот злиться нельзя.

    Но увы - некоторые послушно идут на поводу и весьма демонстративно злятся. И тут начинает работать пункт 3). Нам неприятно и неловко смотреть на буйство некоторых из нас. Нам хочется подчеркнуть, что так поступать нельзя, что надо “с кротостью наставлять противников”. Более того, тут на сцене является государство и суд во всей его славе, чтобы - как нам тут же объявляют, “по звонку Патриарха” - заточить “бедных девочек” в темницу.


    Вспомогательный метод: вменение и перенос вины.

    И здесь обнаруживается весьма полезная для манипуляторов особенность человеческой психологии - нам трудно дается частица “но”, особенно, когда мы приведены в сильное волнение. Трудно сказать “имела место безобразная провокация”, но “реакция на нее некоторых из нас была неправильной”. Когда Вы выведены из эмоционального равновесия, вес Вашего возмущения должен успокоиться либо на той, либо на другой стороне. Тем более, Вас всячески ставят перед вопросом - так Вы за бедных девочек, или Вы за православных злыдней? Нет-нет, мы не за злыдней - отвечают смущенные православные. Ну тогда за девочек! - Объявляют манипуляторы - пишите этому вашему Патриарху, чтобы он вступился за девочек, а то он тоже будет считаться злыднем, и вам за него перед нами, революционерами, будет стыдно-стыдно!

    Предварительное заключение безобразно затягивается и это, определенно, играет на руку устроителям всего мероприятия - “у порядочного человека не может тут неясностей!”(с). По вашей воле, православные, “бедные девочки сидят в тюрьме!”. И тут - следите за руками - разворачивается интересная комбинация, состоящая из нескольких подмен.

    1. “Бедные девочки” сидят в КПЗ формально по воле следственных и судебных органов - но мы-то с Вами знаем, что по воле РПЦ и лично Патриарха!
    2. Христос заповедал прощать - следовательно, Церковь и Патриарх, должны выпустить “бедных девочек”
    3. Поскольку они до сих пор не выпускают - Вы, как “совестливый православный” должны потребовать, чтобы они (церковники, не судейские) их выпустили!

    Это развитие - применительно к текущему моменту - известного метода манипуляции виной.

    1. Происходит (или произошло в прошлом) что-то плохое
    2. Вы несете за это ответственность и виновны
    3. Чтобы снять с себя груз вины, вы должны делать то-то и то-то (манипулятор укажет вам, что именно)

    Например

    1. Попы в средние века сожгли Коперника!
    2. Вы должны извиниться перед нами за то, что попы сожгли Коперника!
    3. Когда Вы наконец извинитесь, мы твердо установим следующие факты - а)попы сожгли Коперника, и Вы это признали б)Вы в этом виноваты (извинялись же) в)мы Вас, гнусного сожигателя великого ученого, все равно не простим!

    В данном случае метод работает так: постулируется как факт, что деятельность судебных и следственных органов в стране контролируется Церковью и лично Патриархом. Марат Гельман сообщает нам, что держание безобразниц в КПЗ - “месть Патриарха”, а уж Гельман-то врать не будет. Можно, конечно, поинтересоваться, с чего Гельман и иже с ним это взяли - у них есть прослушки? Вскрытая почта? Донесение секретных агентов? Ну как же, это жевсем ясно, тут никаких эмпирических данных не требуется. Что, представители Церкви с самого начала говорили, что не хотели бы реального срока? Ну, это же они на публику, а на самом деле всем ясно... А в обстановке эмоционального накала такие простые скептические вопросы как “да откуда же это всем ясно?” просто не звучат. Автору этих строк в его сетевой дневник являлись негодующие атеисты, требуя “освободите женщин!”. Ведь каждому ясно, что именно автор их заточил. Таким образом, руки автора по локоть не только в пепле великих ученых, но и в крови прекрасных дев. Но он еще может примириться с человечеством (возможно) если напишет письмо Патриарху с требованием немедленно освободить жертв из застенков и явится на митинг в их поддержку. Ведь именно так он должен поступить, если он настоящий христианин!

    И тут мы наблюдаем еще пару приемов - первый можно было бы обозначить какперехват идентичности. Для Вас ведь чрезвычайно важно быть Христианином, так? Сейчас мы Вам объясним, что конкретно Вы должны делать, чтобы мы Вас таковым признали. Конечно, тут может возникнуть скептический вопрос - “а вы-то кто такие, чтобы решать, что от меня требует моя вера?”. Но чтобы поставить его, нужна некоторая жесткость - которую христиане, наученные кротости, предпочитают не проявлять. Норвежский душепопечитель Эдин Ловас описывает, как такой же прием работает внутри христианской общины: “Создается тревожное впечатление, что именно христианские общины и область их деятельности являются той благоприятной почвой, на которой человеку власти (т.е. манипулятору) легче всего себя проявлять. Естественно возникает вопрос: почему это так? Сам апостол Павел удивлялся этому факту. В упомянутом выше послании к Коринфянам он пишет: "Вы терпите, когда кто вас порабощает..." (2Кор.11:20).

    Одна из причин тому заключается в том, что человек власти именно в христианстве может требовать от окружающих смирения, терпения, любви, послушания. Ведь в церкви на протяжении многих лет проповедуется об этих прекрасных свойствах плода Духа. Проповедники и служители постоянно наставляют своих слушателей, что у терпения и любви границ нет. К большому сожалению, они эту тематику не раскрывают в необходимой степени; они не говорят, что призывы к любви и терпению могут быть коварно использованы в злых намерениях.

    Если человек власти начинает предъявлять окружающим свои неумеренные претензии и кто-то спросит его при этом: соответствует ли его собственное поведение общепризнанным христианским нормам, он сразу же станет укорять спрашивающего в недостатке любви и особого понимания его позиции. ... При своем безудержном стремлении к первенству люди власти встречают на своем пути обычно мягкое облако любви скромных христиан, наученных приветливости, доброте и милосердию. Эта одна из причин, объясняющих легкость продвижения вперед человека власти”

    Ловас описывает ситуацию в знакомой ему протестантской среде, когда манипулятор действует изнутри общины верующих, заявляя о себе как о верном христианине. Мы же имеем дело с ситуацией, когда “как должны поступать христиане” объясняют нам люди, которые, по большей части, не дают себе труда даже притворяться верующими. Перехват идентичности в том и состоит, что люди совершенно внешние берут власть объяснять вам, в чем должна состоять ваша вера и кто тут истинный христианин. Тот же прием активно употребляется на Западе в компании за рукоположение гомосексуалистов, например - когда “истинными последователями Иисуса, который учил любви” и, таким образом, “истинными христианами” объявляются те, кто поддерживает гей-движение, а те, кто придерживается тех взглядов на брак и человеческую сексуальность, которые проповедовали сам Господь Иисус, Апостолы, и все христиане все эти два тысячелетия - “гомофобными сектантами-фундаменталистами”, которые, конечно же, исповедуют “религию ненависти” У нас “истинные христиане” - это те, кто разражаются непристойной бранью в храме, а те, кто в этом храме совершают Литургию - это “нечисть”, которую надо “вымести” (с)Альберт Кох. На это лучше всего было бы не обращать внимания, однако “скромные христиане, наученные приветливости, доброте и милосердию” от таких претензий приходят в большое смущение. “Товарищи революционеры, нам очень стыдно и неловко, что вы не считаете нас настоящими христианами. Простите нас, пожалуйста. Как мы можем загладить свою вину?” Это, кстати, тоже описано у Ловаса “Человек власти унижает деликатных людей. Он злоупотребляет любым проявлением осторожности, кротости, нежелания конфликтовать у своих собеседников для достижения своих целей. Сознание виновности, возникающее у легкоранимых людей после столкновения их с человеком власти, может вызвать у них болезненную саморазрушительную потребность добиваться прощения у человека власти. Жертвы человека власти могут дойти до такого состояния, что мольбы свои будут обращать не столько к Богу, сколько к терзающему их человеку власти”. Кстати, книгуЛоваса стоит прочитать полностью - там подробно описано, как манипулятор может устанавливать практически диктаторскую власть над людьми, при этом совершенно не прибегая к физического насилию.

    Однако этих приемов - при всей их несомненной эффективности - может оказаться недостаточно, и поэтому мы видим, как широко используется еще один - перенос подписи. Вы, образно говоря, подписываетесь под одним текстом, а потом обнаруживаете свою подпись под совсем другим. Например, позиция многих людей - которую вполне разделяет автор - состоит в том, что а)выступление панк группы - это именно кощунство, бесчинство и сознательное оскорбление, и ничто другое б)государство обязано эффективно пресекать бесчинства в храмах в)действия государства в данном случае - полгода предварительного только заключения - явно чрезмерны и неоправданы. Однако, как мы уже говорили, психологически люди с трудом воспринимают оговорки и уточнения и само слово “но” - особенно, когда в интернете и СМИ стоит неистовый крик “так ты за бедных девочек или за инквизиторский суд?!!” Люди поддаются давлению и говорят “мы - точно не за такой суд”. Ага, значит за девочек, за девочек - и по интернету разбегается торжествующее; такой-то выступил в поддержку гнойной революции! Человек может потом пытаться уточнять - да нет же, я не в поддержку, мне просто не нравится, как идет процесс идет - но это уже по интернету не разносится, и вообще поздно. Вот если бы еще склонить Патриарха подписаться... Вот если Патриарх сказал что-то, что можно было бы при желании истолковать как признание их флага... Но с Патриархом пока не получилось.

    Цель же всего этого, напомним, в том, что вы должны признать их флаг - признать, что “свободные люди” могут устраивать какие им будет угодно свистопляски в храмах, “Как люди, которые обладают той суммой качеств, которые позволяет себе свободный человек. Хочу — говорю, что думаю. Хочу — пою в храме” (с) Марк Фейгин, адвокат. В наших, православных храмах, в которых мы больше не хозяева, и мы должны с этим смириться.


    Как на это реагировать?

    Во-первых, не подыгрывать революционерам, прежде всего - перестать гневаться и оставить ярость. Во-вторых, ясно обозначать, что происходит - грандиозная манипуляция и разводка, механизм которой, в целом, ясен. Когда нам лгут, спокойно и без гнева говорить - “вы лжете, и вы знаете, что вы лжете, и мы это знаем”. Что касается приговора - он не в наших руках, однако можно высказать некоторое пожелание. Безобразниц надо освободить, признав за ними срок, уже отбытый в КПЗ. Не из милосердия - это высокое слово тут неуместно - а из нежелания подыгрывать манипуляторам. Когда манипулятор добивается, чтобы Вы его ударили, чтобы тут же на нескольких языках завопить, как Вы его замучили и убили - бить его не только грех, но и большая глупость. Адвокаты подсудимых явно добиваются, чтобы их посадили - а у нас есть веские причины хотеть, чтобы их не сажали.

    Сергей Худиев
    Радонеж

    Календарь

    Последние новости
    11.11.2019 Молодежь Новосибирского ГАУ за здоровый образ жизни
    11.11.2019 «Если у него на страничке есть заявление, что я всех убью — к этому надо относиться крайне серьезно». Следите за социальными сетями своих близких
    10.11.2019 Святитель Димитрий Ростовский и его труды
    08.11.2019 Любовь Божия ходит по свету уязвленная
    06.11.2019 Лекарство от ошибок
    06.11.2019 В США "священница"-лесбиянка возглавила Национальную федерацию по абортам
    05.11.2019 Эксперт рассказал, почему в Крыму нужно усилить контроль за религиозными организациями
    05.11.2019 Тропиколог Виктория Валикова: «Как я пошла на медконференцию, а попала в секту»





    Ювенальная юстиция в России - Мы против!