[25.09.2012] «Поздравление» от Гельмана

         

Очередная скандальная выставка галереи Гельмана была кощунственно приурочена к православному празднику Рождества Пресвятой Богородицы. Поздравили, так сказать…. Но дело не столько в этом, как и в том, что не обошлось без «пуськиного следа»- святые были изображены в балаклавах, на одной картине было с намеком намалевано: Free (под заказ, не иначе). Поясним, для тех, кто не был и не знает: выставка мало до того известной художницы родом из Перми Евгении Мальцевой явила миру ее «творческое» прочтение знаменитых православных икон. Увеличенные изображения Троицы, Спасителя, Божией Матери в мрачном, черно-желтом цвете способны скорее напугать, если вдруг приснятся ненароком. Что ж, в галерее Гельмана подобные эксперименты со святынями не редкость. И то, что каждый раз экспозиция сопровождается скандалами и протестами со стороны нормальных людей – это тоже не новость. Московская публика всего навидалась: и коллажи, и постановки немыслимых в сочетании предметов поклонения верующих- с плакатами, изображениями животных, и невесть с чем еще. К сожалению, ни самого Гельмана, ни пригретых им мазил, ни сдвинутых завсегдатаев этих вернисажей время ничему не учит. Может, хоть чему-то научат правовые меры, которые готовятся в связи с эпидемией кощунственных выходок, развернувшейся в последнее время. На сознательность и добропорядочность, увы, надеяться не приходится. Казалось бы, все ясно. Но это нам с вами ясно, уважаемый читатель. Мы, вроде, здравомыслящие люди. А на кого рассчитаны такие пассажи из выставочного буклета: «Создание этого ряда отражает радикальное движение от экзистенциальной самоотверженности к метафизической. Надо обладать ответственностью и дисциплиной, чтобы формулировать в сегодняшних условиях «умозрение в красках», где вместо красок — скупые пропорции битума, лаков и золота. Новые иконы Мальцевой не могут не воздействовать: революционными визуальными решениями, яростной экспрессией в сочетании с холодной ясностью; личной, продуманной мотивацией... В отличие от акции Pussy Riot это отнюдь не провокация. Это свежая и смелая, горячая и горькая, тревожная и трепетная попытка разобраться разом с двадцатью веками христианской изобразительной традиции...»

Прошу прощения за длинную цитату. Но как закручено! И с литературой по теме не поленились ознакомиться, по крайней мере, с обложкой. И какая смелость (чтобы не сказать больше) -разобраться сразу с двадцатью веками традиции! Все это время гениальные христианские изографы и богословы только и ждали, когда, наконец, придет Евгения Мальцева и скажет свое веское слово. Да, «Революционный держите шаг», видно, откуда художница черпала вдохновение. Из резервуара великого Ниспровергателя, не иначе.

Расцвеченный цветистыми эпитетами и витиеватыми словосочетаниями данный пассаж призван придать скандальному мероприятию некую эстетическую утонченность: и мы, дескать, не лыком шиты.

Приходится признать, что свобода творчества для ряда деятелей современной культуры означает отнюдь не только движение к совершенствованию мастерства, поиску нового при бережном сохранении достигнутого. Нет, круши и бей, жги и рушь! Сбросим с парохода современности!

Приходится напоминать азбучные истины. Икона-это окно в небо. Это молитва в красках, путь восхождения к Первообразу. Икона-это предмет благоговейного почитания. Перед ней верующие изливают свои лучшие чувства, через святые иконы мы просим покрова и защиты вышних сил. И нередко получаем. Обращаться со святыней, тем более-самовольно менять что-то в ней можно только с величайшей осторожностью. Недаром во все времена иконописцы приступали к написанию очередного образа только после продолжительного поста, и сопровождали свой труд молитвой. Что представить зримые образы мира горнего, надо самому неустанно стремиться к бесстрастию.

Но наши современные рукодельцы все это выносят за скобки. Икона для них-бессловесный обьект для творческих поисков: захотел-черным намазал, захотел-что-то налепил. Краски и дерево все стерпят. Где же граница творческих исканий?

Она проходит там, где перед новонаписанным образом хочется молиться. А от работ Мальцевой хочется бежать куда глаза глядят, а не молиться перед ними. «Понятно, что современному авангардному искусству по его собственным представлениям о мире и своем месте в нем, что называется, "везде можно",-пишет в «Российской газете» и авторском блоге Елена Яковлева. - «Не только в Зоологический музей с публичными соитиями и с курицей известно куда, но и на амвон прыжком, и задом к алтарю. Но это "можно", не будем забывать, содержится только в головах у представителей этого искусства - и мейнстримовских, и маргинальных. К очевидности оно не имеет никакого отношения.

Другие головы ( и, судя по соцопросам, их большинство) такую полную растабуированность не содержат. Нормы культуры, как русской, так и любой достоуважаемой и наличествующей в России, также.Поэтому не приходилось сомневаться, что деятели такого "искусства" (неважно, "после" оно или "до") однажды "напорются".

Всяк, кто к богословию не всуе прикасался, знает несколько "по жизни" важных канонов. Один из них: не понесешь малые тяготы, получишь большие. Не понесешь табу общества - получишь табу тюремного сообщества.

Блестящая дразнилка бродит по консервативной части блогосферы - сторонников Pussy Riot называют "Иуда Пуссириот".

Ну раз уж вы рветесь, как Евгения Мальцева, в новые апостолы и богословы, то вот вам уже и место приготовлено - Иуда Пуссириот», зключает автор статьи.

Кстати, хочется напомнить, что Бог поругаем не бывает. История Церкви знает немало случаев, когда ниспровергатели крестов и разрушители храмов теряли рассудок и погибали в мучениях. Когда святотатцы претерпевали увечья, когда род кощунников прекращался. Хоть чему-то научиться надо. Или в Иуды Пуссириоты захотелось?

Марина Васильева
Радонеж