Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Образование
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Царь Симеон II: Я чувствую себя космополитом

    [18.04.2013] Царь Симеон II: Я чувствую себя космополитом

             

    Несмотря на превратности судьбы, царь Болгарии Симеон II остался предан своему отечеству и сохранил православную веру. После падения коммунистического режима он вернулся на родину. Симеон II дал эксклюзивное интервью «Эхо».

     

    – Ваше Величество, хотелось бы в начале беседы вспомнить о вашем отце, царе Борисе III. Согласны ли вы с тем, что в советскую эпоху о нём сложилось и укоренилось превратное, несправедливое представление как о «верном союзнике и пособнике Гитлера»?

    — Тоталитарная пропаганда приложила немало усилий и средств, чтобы исказить всё, связанное с моей семьёй, с правлением моего деда, царя Фердинанда I, и моего отца, царя Бориса III. После 1946 года были созданы такие живучие мифы и легенды, что должно пройти ещё время для их выветривания из массового сознания. Многие факты партийные власти скрывали, умышленно искажали. Несколько поколений болгар подвергались пропаганде. К счастью, сохранились архивы, ещё живы люди, которые помнят, как всё было на самом деле. Появилось и новое поколение историков, способных отделить правду от лжи.

    Что касается вашего конкретного вопроса об отношениях царя Бориса III с Гитлером... Сложное было время, я вам скажу. Как-то меня спросили: если бы тогда на месте своего отца были вы, Симеон II, какое решение об отношениях с гитлеровским рейхом вы бы приняли? Так сразу и не ответишь. Я тогда впервые задумался, как же монарху и главе государства на самом деле было трудно суметь сохранить относительную независимость болгарской политики в условиях той исключительно драматической обстановки в Европе...

    — В 1943 году ваш отец был вызван в Берлин для разговора с фюрером. По возвращении через две недели в Софию он умер, по заключению врачей, от острого сердечного приступа. Однако многие в Болгарии, и тогда, и сегодня, считают, что нацисты отравили царя Бориса III за категорический отказ послать болгарские войска на Восточный фронт и тем более объявить войну СССР. А какова ваша версия?

    — Факт отравления так и не был доказан. За прошедшие годы было положено немало усилий для выявления истины, но всё безуспешно. Я же, как человек прагматичный, стараюсь придерживаться фактов, а не мифов.

    Мало кто помнит сегодня, но во времена Второй мировой войны царь Борис многое сделал для спасения болгарских евреев...

    — Вам было всего шесть лет, когда умер ваш отец. Рассказывают, что к вам неожиданно подошёл его адъютант и обратился со словами «Ваше Величество», как к царю. И это вместо обычного «Ваше Высочество». Помните ли вы этот момент?

    — Да, когда ко мне так обратились, я осознал: что-то случилось с моим отцом.

    — Ваши детские годы пришлись на невероятно тяжёлые времена. В 1946 году пришедшие к власти коммунисты ликвидировали монархию и учредили республиканский строй. 15 сентября Болгарию объявили «народной республикой», а уже 16 сентября вы вместе с матерью и другими родственниками покинули страну. Что вам запомнилось? Было ли страшно? Ведь коммунисты могли расстрелять вас, ваших родных, как уже поступили однажды в России с царской семьёй?

    — Вы меня возвращаете к особенно тяжёлому моменту в истории как моей семьи, так и страны. Ведь десятки известных людей были убиты, в их числе мой дядя, князь Кирилл. Действительно, страшное было время. До последнего момента мама думала, что живыми нас не отпустят. Вы правы, мы могли бы разделить участь семьи Романовых.

    — В 1955 году, когда вам исполнилось 18 лет, согласно определённой процедуре вы провозгласили себя действующим царём. Правда, жили вы за пределами родной Болгарии. Что вас к этому подтолкнуло?

    — Наверное, вы имеете в виду «Воззвание к болгарскому народу», с которым я выступил в день своего совершеннолетия. Это был обет служить своему народу. Когда в 1946 году мы принудительно выехали из Болгарии, от престола я не отказывался. В силу Тырновской конституции связь с предопределённой мне судьбой исторической миссией оставалась. Это был вопрос долга. Так я считаю и сегодня.

    — Вы начали получать образование в Болгарии, продолжили в Египте, затем в Мадриде, учились в военной академии США Вэлли-Фордж. Ваш отец — православный, мать — католичка. Вы женаты на испанке. Можете ли вы сказать о себе: «Я — человек мира»?

    — Кроме всего вами упомянутого можно также добавить, что моя родословная связана с очень многими странами, скорее всего, я чувствую себя космополитом.

    — В 2001 году вы вернулись в Болгарию. Какие ощущения вы испытывали, ступая на родную землю спустя 55 лет после того, как покинули её в девятилетнем возрасте?

    — В 2001 году я навсегда вернулся в Болгарию. А впервые приехал сюда в 1996 году после полувекового изгнания. Конечно, пришлось поволноваться. Особенно вспоминается встреча, когда тысячи людей вышли на улицы, чтобы поприветствовать своего монарха. Простые, незнакомые мне граждане делились воспоминаниями о довоенной стране, о царствовании царя Бориса III... Тогда я почувствовал, что, вопреки пропаганде, люди сохранили добрые чувства к моим родителям. Эти чувства передавались из поколения в поколение во многих семьях. Болгары берегли фотографии, какие-то сувениры, напоминавшие времена их молодости. А ведь за это могли подвергнуть репрессиям.

    Так что моё возвращение было очень эмоциональным.

    За все прошедшие в эмиграции годы, вдали от родины, я столько раз вспоминал болгарские горы, потрясающую по красоте природу...

    До 1989 года никто даже и не предполагал, что холодная война закончится так скоро, Берлинская стена рухнет и откроется путь к демократическому развитию стран так называемого социалистического блока. Я счастлив, что не только являлся свидетелем всех этих революционных процессов, но и имел возможность лично способствовать возвращению Болгарии в содружество европейских государств. А ведь об этом в 1905 году мечтал ещё мой дед, царь Фердинанд I, при провозглашении независимости Болгарии. Судьба же так распорядилась, что 25 апреля 2005 года вместе с президентом Парвановым мы подписали договор о присоединении Болгарии к Евросоюзу. Это было одним из приоритетов моего правительства и стратегической целью Болгарии.

    — В Болгарии вы создали политическую партию, победили на выборах, стали премьер-министром, взяв на себя полномочия одного из первых лиц государства. В то же время вы остаётесь царём Болгарии, православным человеком. Как вам удавалось сочетать в вашей государственной деятельности эти два статуса, не было ли сложных моментов, противоречий, нравственных конфликтов?

    — Знаете, иногда подшучиваю над собой, что у меня на голове две шапки. Да, был такой момент сочетания статуса исторического и чиновничьего. Но не сказал бы, что в этом следует искать некое противоречие. Наоборот, я всегда считал, что не важно, с какой позиции человек служит своей родине. Когда я принял на себя столь большую ответственность, страна разрывалась от противоречий двухполюсной партийной модели. В обществе чувствовалось перенапряжение. Необходимо было стабилизировать государство, привлечь иностранные инвестиции, обеспечить значительную поддержку реформам. Требовалось укрепить международный престиж Болгарии.

    Кстати, напомню, что и отношения между Болгарией и Россией оставляли желать лучшего. Вот почему один из первых своих визитов в качестве премьер-министра я нанёс в Москву. Работы было край непочатый, и, поверьте, совсем не было времени рассуждать о противоречиях между моим историческим титулом и постом главы кабинета министров. В конечном счёте я болгарский гражданин и в этом своём качестве удовлетворён тем, что сумел помочь родной стране в трудный для неё момент.

    — Рассматриваете ли вы перспективу реставрации монархии в Болгарии?

    — К этому вопросу надо подходить осторожно. Да, не секрет, что современные европейские монархии развиваются успеш-но, там высокий жизненный уровень, граждане социально защищены. Там давно закрепилась демократия. Однако готово ли общество к восстановлению монархии в Болгарии — это уже совсем другая тема.

    — Расскажите о ваших детях. Их у вас ведь пятеро: четверо сыновей и дочь. Чем они занимаются?

    — У меня большая семья. Рад тому, что с моей супругой, царицей Маргаритой, нам удалось воспитать хороших детей, обеспечить им необходимое образование. Сейчас каждый из них имеет свою профессию, карьеру, семью. Большинство наших детей живут в Мадриде. Как только представляется возможность, они мчатся в Болгарию, где открывают новые красивые места...

    Мой второй сын Кирилл живёт в Лондоне. Дочь Калина — в Марокко. Недавно она была в Софии с семьёй и получила болгарское гражданство вместе со своим сыном Симеоном-Хасаном. Дочь интересуется болгарским фольклором, коллекционирует национальные костюмы из разных районов страны. Калина успешно выступает в конном спорте, мечтает участвовать в соревнованиях в составе болгарской сборной.

    — Ваше Величество, поддерживаете ли вы отношения с членами европейских королевских семей?

    — Разумеется, поддерживаю. Мы состоим в родстве со многими европейскими монархами. Если помните, например, российский император Николай II был крёстным моего отца.

    — Болгария и Россия — давние естественные союзники, связанные общей историей и верой. Как вы думаете, что сегодня может объединять наши страны?

    — Я всегда считал, что отношения между Софией и Москвой следует поддерживать и развивать во всех сферах. Именно потому, что нас связывают история и православная вера. Я рад тому, что сегодня наши государства перешли на прагматические отношения с учётом взаимного интереса.

    С удовольствием вспоминаю свой официальный визит в Москву. Я по сей день поддерживаю контакты с российскими политиками и дипломатами и вижу, что потенциал экономических и культурных связей гораздо выше достигнутого. Как политик и монарх, я всегда стремился выявить аспекты, объединяющие людей. Считаю такой подход более полезным и эффективным, нежели любые конфликты и споры.

     

    Беседовал Геннадий Чародеев
    Эхо планеты

    История монарха, премьера и человека

     

    Симеон Сакскобургготский родился 16 июня 1937 года в Софии. Он является сыном болгарского царя Бориса III и царицы Иоанны. В 1943 году, после неожиданной смерти отца, Симеон в шестилетнем возрасте унаследовал престол. Было назначено регентство, которое должно было управлять страной, пока царю не исполнится 16 лет. Но с приходом к власти коммунистов, не без активной поддержки Советского Союза, регенты были казнены.

    8 сентября 1946 года по итогам референдума монархический строй был упразднен. Через неделю Симеон II покинул Болгарию и поселился в Египте. В Александрии он учился в престижном английском колледже. В 1951 году болгарский монарх переехал в Мадрид, там он окончил французский лицей, а затем военную академию в США.

    Симеон Борисов Сакскобургготский в 1970–1980-е годы активно занимался бизнесом, в частности, руководил испанским филиалом французской электронной фирмы «Томсон».

    Впервые он приехал в Болгарию в 1996 году. Ему вернули гражданство и колоссальную недвижимость: дворцы, особняки и парки.

    Президент Стоянов назначил сына Симеона, принца Кирилла, своим советником по финансовым вопросам. Сам монарх, используя свои родственные связи практически со всеми западноевропейскими монархами, активно лоббировал интересы Болгарии на международной арене. В 2001 году сформированная им партия «Национальное движение Симеона II» выиграла парламентские выборы, и Симеон возглавил правительство. Таким образом, он вошел в историю как первый монарх, вернувший себе реальную политическую власть парламентским путем. Симеон возглавлял правительство до 2005 года. Во время его премьерства произошла реституция земельной собственности, конфискованной коммунистами во время земельной экспроприации. Программа управления Симеона была направлена на значительное улучшение стандарта жизни в стране, скорейшее вступление в НАТО и ЕС. В июле 2009 года на парламентских выборах его партия проигра-ла и осталась вне законодательного органа. Спустя месяц Симеон Сакскобургготский объявил, что подаёт в отставку. За все это время бывший болгарский царь ни разу не заикнулся о восстановлении монархии.

    Календарь

    Последние новости
    22.09.2019 "Родное слово" - беседа с отцом Борисом Левитаном
    21.09.2019 Похвальное слово на Рождество Богородицы
    20.09.2019 В Управлении Росгвардии по Воронежской области прошла встреча со священнослужителем
    20.09.2019 Как ангелы во Славу Божию
    20.09.2019 Роман Силантьев призвал "неравнодушное духовенство" Церкви "сначала разобраться в ситуации, а потом выступать с резкими заявлениями"
    19.09.2019 Победа Христа. Размышления над чудом в Хонех
    19.09.2019 Александр Щипков: «Спящие» (комментарий к открытому письму священников)
    18.09.2019 В Воронежском областном главке обсудили проблемные вопросы деятельности деструктивных организаций и реабилитации наркозависимых с Александром Новопашиным

    Фильм МЕНЯ ЭТО НЕ КАСАЕТСЯ кинокомпании АКРОСТИХЪ



    Православное общество трезвости Новосибирска