[14.06.2015] Протоиерей Всеволод Чаплин: «Язычники спорят не с церковью, а с собственной совестью»

         

В любви к язычеству признаются спортсмены — например, боксер Александр Поветкин, нанесший татуировки с языческими оберегами на тело. В интернете растет количество групп о славянском многобожии, лидеры которых рекламируют «Велесову книгу» — псевдоисторический документ о верованиях древних славян. А в регионах — как это было зимой 2014 года в Южно-Сахалинске — язычники берут в руки оружие и врываются в православные храмы, открывая огонь по прихожанам.

О том, почему растет популярность нового язычества, почему оно выступает против христиан и какое будущее его ждет, «Русской планете» рассказал протоиерей Всеволод Чаплин, глава Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества.

— Отец Всеволод, почему сейчас мы видим рост интереса молодежи к неоязычеству? Откуда, на ваш взгляд, растут корни этого интереса?

— С одной стороны, это естественная склонность молодых людей искать простые ответы на сложные вопросы: они легко верят ярким словам, которыми облекают свою риторику проповедники неоязычества.

Но с другой стороны — часть вины за распространение неоязыческих идей лежит и на государстве, и на церкви. Мы слишком привыкли ориентироваться на запросы и вкусы интеллигенции больших городов, подстраивать под нее свой дискурс и даже поступки — не замечая, что через нее нами подчас пытаются управлять внутренние и внешние манипуляторы.

Одновременно игнорируются интересы, нужды и чаяния простых людей — молодежи улиц. Она, может быть, не так умна информационно и не так заметна в политическом поле, но она не меньше страдает, не меньше думает и имеет интерес к жизни. И, конечно, она достойна прямого и честного разговора — в том числе о таких ценностях, как патриотизм, мужество, взаимная поддержка, справедливость. И ей нужно, в противовес неоязыческим картинкам, показать настоящего героя — воина, который отстаивает независимость православной цивилизации и нашего народа.

Нужно также напомнить молодежи о том, что язычество никогда не помогало создать единую нацию, оно всегда только раскалывало людей. Один из примеров — балтийские славяне. Они остались языческими после крещения Руси, были быстро порабощены западными народами и исчезли с исторической сцены. И даже современные сообщества неоязычников постоянно враждуют между собой. Это еще раз показывает: язычество равно разобщению.

— Неоязычество в России приняло явные антихристианские формы — вспомним хотя бы инцидент прошлого года на Сахалине, когда язычник-родновер расстрелял прихожан в храме, или бомбу в храме столичного района Бирюлево в 2008-м. Откуда у них появляется ненависть ко всему христианскому?

— Дух Христов ненавидят самые разные люди. И это не только те, кто держится противостоящих христианству убеждений, но и те, кто с пеной у рта отстаивает свободу грешить в личной и общественной жизни.

К слову, я полагаю, что сами язычники понимают убожество и историческую неправду своих идей. Поэтому их спор — это не столько спор с церковью, сколько с собственной совестью и здравым смыслом.

— Молодежь привлекает в неоязычестве некий «воинский дух»: мужчину здесь позиционируют как защитника рода, воина. Что может противопоставить этому православие, чтобы «перетянуть» на свою сторону молодых людей?

— Нужно просто чаще говорить о том, что такое истинное православие. Я говорю не о попытках его превращения в толерантный гуманистический пацифизм в духе западного богословия — оскопленного и приспособленческого. Я говорю о православии, которое сформировало наш народ и другие народы.

О таком, где воинское служение всегда считалось и считается особо почетным, благословляется Богом и церковью. О таком, где, как сказал святитель Филарет Московский, человек должен любить своих врагов, гнушаться врагов Божиих и сокрушать врагов отечества.

У нас есть множество святых воинов, и неслучайно они изображаются на иконах с оружием. У нас есть множество современных воинов, православных христиан — вспомним хотя бы воина Евгения Родионова, убитого в 1996 году в чеченском плену за отказ переменить веру. О таких людях нужно говорить, снимать фильмы, слагать о них песни — и нынешняя молодежь за ними пойдет.

— Адепты неоязычества продолжают ссылаться на «Велесову книгу» как на источник и обоснование своей веры, хотя ученое сообщество однозначно трактует ее как фальсификат и псевдоисторический документ. На ваш взгляд, есть ли какие-то способы раз и навсегда покончить с дискуссиями вокруг «Велесовой книги»?

— Нужно больше говорить правду об этом тексте — думаю, что полезно было бы делать это в школах и СМИ. Таким же образом нужно бороться и с псевдоисториками — приглашать их на публичные ток-шоу и в ходе компетентного диспута опровергать их доводы. Вся их мифология, которую распространяют в интернете и которая сильно влияет на молодые умы, опровергается очень легко. При этом серьезные ученые считают как бы ниже своего достоинства спорить с ними. А я полагаю, что не вредно было бы и поспорить — особенно, если учесть, что некоторые телеканалы круглые сутки крутят того же Михаила Задорнова, который нередко выступает пропагандистом неоязыческих идей.

— Как, на ваш взгляд, следует вести преподавание истории дохристианской Руси в школе? Сведения о Руси до христианства очень скудны, но все же есть, например, личность князя Святослава — даже летописные своды описывают его как язычника. Но при этом это был князь-защитник и объединитель земель — портрет в целом для молодежи привлекательный. Как преподавать эти моменты в школьном историческом курсе, чтобы ненароком не увлечь школьников в язычество?

— В свое время, в 1988 году, была издана интересная книга протоиерея Льва Лебедева «Крещение Руси», где рассказывается и о дохристианском периоде жизни нашего народа.

Автор приходит к выводу, что в каком-то смысле по своему характеру наш народ был изначально близок к христианству. В нем развито было милосердие, доброе отношение к окружающему миру, обостренное чувство правды и справедливости — и об этом стоит лишний раз сказать, в том числе в школе.

Действительно, достоверных источников о Руси до крещения немного. Но это еще раз говорит о том, что наша письменность, наша культура и цивилизация все-таки сформирована христианством.

— Сегодня неоязыческие батальоны воюют на юго-востоке Украины — как с украинской стороны, так и со стороны ополченцев. Чем вызвана эта концентрация неоязычников в зоне боевых действий? Как неоязыческая идея может находиться в такой близости с православием — а известно, что православие очень распространено у ополченцев — и обходиться без конфликта?

— Фактор язычества в зоне военных действий, несомненно, присутствует. Но мне кажется, что люди, которые исповедуют языческие взгляды, гораздо сильнее управляемы извне. В отличие от них православные христиане не скатываются к крайней степени ненависти и продолжают надеяться, что несмотря на тяжелый конфликт, украинский и российский народы все же сумеют восстановить добрые отношения. Они также понимают, в отличие от язычников, что самый худший вариант развития событий — это превращение наших народов в вечных врагов.

— На ваш взгляд, что будет происходить с неоязыческими культами в будущем? Какие меры должно принять государство, чтобы помешать их распространению?

— Святейший патриарх Кирилл недавно сказал о пяти ценностях, которые должны быть утверждены в жизни России. Это — вера, справедливость, солидарность, достоинство и державность.

На основании этих ценностей, каждая из которых в равной степени важна, нужно восстанавливать единство истории и формировать мощную волю народа. Без этого — останется мировоззренческая растерянность, и вакуум продолжат заполнять самые неожиданные и причудливые явления.

Ясное формулирование путей и смыслов нашего бытия помогут нам преодолеть бесплодность и разделяющую силу псевдорелигиозных экспериментов. Они же помогут нам сохраниться как нации — на том историческом пути, по которому мы идем, не уклоняясь, более 1000 лет, и где всегда побеждали.

За примерами далеко ходить не надо. В Великую Отечественную войну, 70-летие которой мы празднуем, гитлеровцы шли к нам с крестами на броне, но идеология этого нашествия была языческой. А наш народ шел под красными знаменами, но сохранял православную веру — в его рядах было еще немало людей других традиционных религий. И мы победили нашествие языческого нацизма. Это ли не лучший ответ на вопрос о том, за кем будущее.

Русская планета