[14.07.2015] Это юридический фильтр против западной заразы

         

Как сообщалось, 14 июля Конституционный суд России принял постановление о том, что решения Страсбургского суда по правам человека (ЕСПЧ) должны исполняться в России с учетом верховенства Конституции. Таким образом, за Конституцией признана высшая юридическая сила, чем постановления ЕСПЧ. Суд определил, что участие России в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета.

Решение Конституционного суду России комментирует в интервью «Русской народной линии» практикующий юрист, лидер движения «Православная молодежь Северной столицы» и главный редактор одноименного сайта, настоятель Храма Всех Святых на Б.Десятинной улице в память воинов, погибших при исполнении служебного долга, иерей Алексий Галкин:

В России создаётся своего рода юридический механизм, который будет блокировать исполнение решений ЕСПЧ, которые вступают в противоречие с Конституцией Российской Федерации. С одной стороны, Конституция на территории Российской Федерации обладает высшей юридической силой. С другой стороны, в России действует также ряд других законов, которые обеспечивают безопасность граждан. И вопрос возникает: почему мы сегодня должны акцентировать внимание на решении ЕСПЧ в ущерб нашему законодательству. Это большой вопрос, который возникает даже у обывателя, а не только у юриста.

Влияние решений ЕСПЧ на законодательно-правовую жизнь в нашей стране неоднозначно. Конституция России всё-таки является приоритетом, поэтому решение КС РФ - это действительно некий юридический фильтр, который позволяет блокировать те или иные действия, принятые на Западе в ущерб России. Но надо помнить, что решения ЕСПЧ не носят в России обязательный правовой характер, российское действующее законодательство имеет приоритетное значение. В Конституции РФ, правда, есть пункт, который гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Здесь речь идёт о другом. Мы же говорим о принципах справедливости, нравственности и законопослушности. Хотя действительно, между этими принципами возникает юридическая коллизия.

Конечно, существуют общепризнанные принципы и нормы международного права, но каждый судья может в сугубо своей судебной практике применить совершенно другие принципы. Судья выносит решение на основании действующего российского законодательства, на основании личного субъективного мнения. Судья принимает сбалансированное, верное решение, но не в ущерб действующему российскому законодательству.

Сегодня на Западе появляются правовые принципы, которые вступают в противоречия с действующим российским законодательством. Заповеди: не убий, не прелюбодействовай, не укради – это общемировые принципы справедливости, нравственности, жизнедеятельности. Но одновременно возникают нормы в ущерб нашим традиционным духовно-нравственным ценностям, они принимаются с тонким юридическим подходом. Я имею в виду однополые «браки», которые, несомненно, вступают в противоречие с нашим действующим законодательством. Наше действующее законодательство основано, прежде всего, на правовых, религиозных традициях и обрядах, которые воплощались в законодательные нормативы, правовые акты.

Моя главная мысль заключается в том, что:

а) Реальная угроза внедрения в Россию правовых норм, чуждых нашей традиции и культуре, существует.

б) Обсуждаемое нами решение КС РФ станет юридическим фильтром, который будет отфильтровывать то, что чуждо, в том числе и чуждые нам решения ЕСПЧ. Если какие-то нормы входят в противоречие с Конституцией Российской Федерации, то мы имеем право воспользоваться тем правовым механизмом, который сейчас, как я понимаю, будет разработан.

Русская народная линия