Поиск по сайту
Таинства
  • Крещение
  • Исповедь
  • Причастие
  • Венчание
  • Помощь
  • Информационно-консультационный центр по вопросам сектантства
  • Реабилитация наркозависимых
  • Епархиальный Центр защиты жизни и семейных ценностей во имя святителя Иоанна Шанхайского
  • Благотворительный фонд по спасению детей от абортов
  • Телефон доверия
  • Образование
  • Школа духовной безопасности
  • Воскресная церковно-приходская школа
  • Занятия со взрослыми
  • Занятия с детьми от 3,5 до 8 лет
  • Занятия с детьми от 8 до 14 лет
  • Занятия православного молодёжного хора
  • Детский православный лагерь
  • On-line библиотека
  • Паломничество
  • Расписание паломнических поездок

  • Главная » Новости » Супруги Бессоновы: О православном добровольческом движении «Родной Дом» (часть первая)

    [27.12.2017] Супруги Бессоновы: О православном добровольческом движении «Родной Дом» (часть первая)

             

    XXI век – это век торопливости. Людям нашего времени остро не хватает живого общения, человеческого участия и душевной теплоты. И самыми незащищёнными и жаждущими внимания оказываются дети, особенно те из них, кто тяжело болен или, по тем или иным причинам, остался без попечения родителей. Именно к таким детям с дружеским участием, словами поддержки и рассказами о христианской жизни приходят волонтёры православного добровольческого движения «Родной Дом».

    «Родной Дом» патронирует несколько детских организаций в Новосибирске: Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Виктория», детское паллиативное отделение Новосибирской районной больницы №1 и Дом «Мать и дитя» Епархиального комплексного центра помощи людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, а также занимается приходским консультированием в соборе во имя святого благоверного князя Александра Невского.

    У движения, которое зародилось при Александро-Невском соборе в 2012 году, есть постоянный духовник – священник Димитрий Полинкевич, который тоже посвящает много сил социальному служению. Основали и возглавляют «Родной Дом» супруги Виталий и Оксана Бессоновы, с которыми и посчастливилось побеседовать вашему покорному слуге.

    — Виталий, расскажите, как у вас родилась идея добровольческого движения и оказания такой социальной помощи? Кто был инициатором?

    — Инициатором была моя жена. Она, наверное, сейчас немного об этом расскажет…

    — Да, шесть лет назад я вышла замуж и приехала в Новосибирск, а до этого я жила в Киеве десять лет. Не скажу, что я была уж очень активной, но посещала молодежные встречи при Ионинском монастыре, может быть слышали, «Молодость не равнодушна». Сейчас у них там уже огромнейшее движение. Что мне в них нравилось – так это то, что у них там были мероприятия для молодёжи православной, но параллельно все были заняты разной социальной деятельностью. Кто-то ходил старикам помогал, кто-то в детские дома, то есть какое-то равновесие было.

    А когда я приехала в Новосибирск и пришла на молодёжные встречи в Александро-Невский собор, тогда они ещё были такие масштабные, и меня удивило, что столько молодёжи сидит и они просто сидят, общаются и всё… Я стала узнавать, спрашивать – каких-то дел таких особых нет, никуда не ездят, никого не посещают. Ну и у меня родилась идея: — Давайте, говорю, все вместе соберёмся и будем куда-то вместе ездить, делать какие-то полезные дела.

    Всё начиналось очень просто: мы решили пойти вместе с социальным работником храма Всех святых Мариной Александровной к детям, в детский дом №1, который они тогда окормляли. Так мы подключились к этому направлению и стали с ней вместе ходить на встречи в одну из групп.

    Они живут как в квартире, у них достаточно хорошие условия. Там у них десять групп было семейного типа – два воспитателя и дети разновозрастные. Мы несколько раз сходили с Мариной Александровной, а потом выбрали для себя группу. Одна из самых сложных групп нам попалась, первая. И мы начали их постоянно посещать. Детки конечно очень сложные попались. Очень сложная и сама система…

    — Для вас это был шок?

    — Конечно, если ты не сталкивался с такими детьми! Потому что, когда мы в Ионинском монастыре посещали детский дом, но нам как-то детей всех вместе приводили, и мы с ними проводили общее мероприятие и такого близкого соприкосновения не было. А здесь вместе с тобой сидят два человека взрослых и пять-шесть детей и контакт больше личностный с ребёнком, чем групповые занятия. Было сложно. Было много нестандартных ситуаций. Но дети, в общем-то тянулись к нам и им с нами интересно было.

    — А в чём эти первые встречи заключались? Это были просто посещения детей, игра какая-то? Или это были некие занятия? Или подарки вы дарили?

    — Ну, когда мы в первый раз пришли – то пришли с какими-то подарками. Но потом мы начали понимать, что если каждый раз приносить подарки, дети будут воспринимать подарки, а не тебя и поэтому мы подарки стали приносить только на праздники.

    Начиналось всё, конечно, больше с общения. С общения с воспитателем, потому что нужно было наладить с ним контакт, чтобы потом можно было легче нам общаться с детьми. А после знакомства, раз мы православные люди, начали детям рассказывать про Бога.

    На первой встрече, к нам вышел один мальчик Рома, ему лет шесть было. Их в группе было человек восемь. Подростки. Мы приходили и садились на кухне, и кто хотел, тот к нам приходил. Я ему рассказывала о Рождестве Христовом, о празднике, мы смотрели картинки. Потом уже к нам приходили все дети. Они, когда привыкают что к ним постоянно ходят, тогда конечно они тебя уже совсем по-другому воспринимают.

    В начале ходили мы с Виталиком и с нами два-три человека. Начинали в декабре 2011. А в январе 2012 у нас уже появился приют «Виктория»… То есть уже шесть лет мы этим занимаемся.

    — Я тоже немножко добавлю. Кроме индивидуальных занятий мы стали проводить и большие праздники со сценарием, с выступлением и с подарками, чтобы детей из детского дома знакомить с православными традициями и православными праздниками. И тут мы столкнулись с такой ситуацией, когда мы пытались собирать всех детей и они сразу спрашивали: «- А подарки будут? Если подарки будут, мы тогда пойдём на праздник». То есть их к этому приучили, у них такая психология, к сожалению.

    Мы там познакомились с замечательным человеком – Ириной Ивановной Шульгиной. Спасибо ей большое за сотрудничество! Сейчас она уже ушла из Детского дома №1, как и мы ушли потом, сейчас трудится в храме Михаила Архангела, у отца Владимира (Соколова). В общем, всё началось с Детского дома №1, где мы получили свой первый опыт, туда три года ходили.

    Ну и вот, как Оксана рассказала, пришло время, когда отец Владимир Бобров нас попросил нас сходить в приют «Виктория». Вначале просто пообщаться с детьми. В итоге это переросло уже в такую полноценную деятельность, когда мы стали сопровождать детей. Мы туда не один раз и не два раза в год приходим с подарками.

    У нас занятия наши добровольцы проводят, беседы на духовно-нравственные темы. Проводят обязательно творческие занятия, которые тематически связаны с этими беседами. Ну и основное, конечно, это подготовка детей к Таинствам церковным. Это самая главная цель нашего движения. Детки наши, слава Богу, крестятся…

    — Виталий, а если немного вернуться к истокам, всё-таки кто подал идею движения? Вы или Оксана?

    — Ну, она предложила, и мы вместе пошли. Вдвоём.

    — Да, мы сразу стали ходить вдвоём, потому что больше никого не было. Это сейчас у нас довольно много добровольцев, 50 человек уже насчитывается, которые могут вести работу по тем направлениям, которые у нас сложились.

    — Оксана, 50 человек – это те, кто с вами постоянно ходит?

    — Нет, не всегда именно ходят. Есть те, кто помогают вести страницу «ВКонтакте» — мы тоже их считаем добровольцами. Есть люди, которые могут участвовать только периодически. Двое детей у человека и часто помогать нет возможности… Или, например, Света Зарвальд очень активно участвовала, а сейчас у неё так сложились обстоятельства, что она работает в выходные и ходить с нами у неё нет возможности. Но она очень хорошо пишет и помогает нам и заметки писать, и объявления. То есть всё равно люди не теряются.

    Те люди, которые раньше уже ходили к детям, всё равно у них есть потребность идти ещё. Кроме того, дети в приюте «Виктория» и дети в детском доме – они отличаются друг от друга. Дети в приюте ещё не попали в эту систему, они домашние. Когда наши добровольцы после детского дома пришли в «Викторию», они были поражены, что намного легче общаться с этими детьми, какие они открытые, восприимчивые.

    В Детском доме или в приюте очень важна поддержка руководства. В «Виктории» все наши инициативы поддерживаются и у нас очень хорошие с руководством приюта отношения.

    — В детском доме самое главное, что важно для них – это материальная часть. Если ты финансово помогаешь, ты нужен. Если ты просто приходишь поговорить с детьми, для руководства это не важно. Такая система, к сожалению. А в приюте руководство заинтересовано в том, чтобы с детьми работали, чтобы их сопровождали.

    — Вспоминаю, как в «Виктории» у нас всё начиналось. Это сейчас у нас есть возможность разделить детей на группы, есть добровольцы, закреплённые за каждым направлением. А раньше были мы вдвоём и было ещё несколько добровольцев, с которыми мы вместе приходили и просто проводили одну общую для всех беседу.

    Потом начали появляться ещё люди, интересоваться. Мы сделали объявление в соборе. Тогда у нас уже появилась возможность с помощью добровольцев разделить детей на группы. С маленькими – отдельно, со средними отдельно. Сейчас у нас к мальчикам ходят отдельно, отдельно к девочкам и с малышами работает ещё одна подгруппа. Это очень важно и дети привыкают к нашим добровольцам.

    У нас даже был такой опыт, что хотели назначить отдельного человека, который бы готовил деток к исповеди и причастию. Но человек этот для них всё равно чужой, потому что он приходит извне. То есть, если он не ходит на постоянной основе к детям. И мы пришли к мысли, что всё-таки будет лучше, когда готовить их к Таинствам будет человек, который к ним постоянно ходит, из тех же добровольцев. И вот теперь у нас так получается, что те добровольцы, которые ходят в эти группы, уже потихонечку готовят этих деток.

    Из группы Виктории Долгановой, в которой с мальчиками занимаются, крестили недавно двух ребятишек. На днях также одна девочка причащалась.

    — Да, то есть дети приходят к Таинствам церковным и приходят именно осознанно, не просто так.

    — Я считаю, что этот церковный опыт социального служения, украинский, он для нас очень важен. Традиция эта давняя идёт, видимо, ещё от православных братств, которые веками вынуждены были выживать в Польше в недружелюбном окружении, постоянно помогая друг другу. И сейчас это очень распространено там. Например, владыка Лонгин (Жар) известен тем, что строил монастырь, в котором сирот очень многих принимал, около 1000 детей, в том числе и инвалидов с ДЦП и колясочников. Про него ещё фильм «Форпост» сняли…

    Наверное, и флешмобы Церкви тоже нужны, представления какие-то для людей, публичные акции. Но есть вещи гораздо более важные, как мне кажется. Хорошо, что эта традиция социального служения с Украины и к нам перекочёвывает постепенно и это позволяет нам от публичности к внутреннему содержанию переходить.

    — Да, да. Недавно ещё один фильм сняли, «Форпост-2», тоже очень интересный.

    — Да, на Украине действительно очень развита социальная деятельность в Церкви, ещё в Москве очень хорошо с людьми работают. А вот сюда, за Урал подальше, сложно конечно.

    — А какие интересные приёмы вы используете в своей работе?

    — Ну, у меня не такой большой опыт… Я была в своё время прихожанкой Ионинского монастыря, где участвовала в молодёжном движении, но не скажу, что сильно активно. Мы ездили в Боярку, в детский дом и там каждый делал какое-то своё задание. То есть отсюда я, наверное, и взяла, что нужно обязательно распределять обязанности, и чтобы был обязательно человек – ответственный. «Родной Дом» – движение, а не официальная какая-то организация, но у нас есть у руководителя заместители по направлениям.

    За приютом у нас есть закреплённый заместитель руководителя по «Виктории», который отвечает за всю работу, проходящую в приюте, есть заместитель руководителя по Дому «Мать и дитя». В каждой подгруппе, занимающейся с детьми у нас тоже есть координатор или ответственный. Я видела это в том движении «Молодость не равнодушна» в Ионинском монастыре, и мы стараемся делать так же.

    — Самое главное не всё брать на себя и не всё взваливать на одного человека! Бывает часто так, что человек работает и тогда на него всё и валят – пусть он всё и делает, раз такой активный. А тут всё по силам распределяешь и человека, который берётся за определённое дело, обязательно предупреждаешь, чтобы он много на себя не брал.

    Потому что обычно человек, когда приходит в первый раз, он говорит: «- Я всё и то хочу, и это. Всем хочу заниматься». Но мы прекрасно понимаем, что этот человек тогда в ближайшее время просто сгорит, что нельзя на него всё навешивать. И ему говоришь: «- Возьми пока вот это или вот это и занимайся». Это очень важный момент – распределить обязанности правильно и понять, что он может делать.

    — Да, но мы даём возможность каждому человеку попробовать себя в разных направлениях. У нас сейчас три направления: детское паллиативное отделение, Дом «Мать и дитя» и приют «Виктория» и ещё, немного особняком стоит одно направление, о котором мы иногда забываем сказать – это приходское консультирование в Александро-Невском соборе. И мы даём человеку себя попробовать в разных группах, чтобы он определил, что ему подходит и выбрал себе дело осознанно.

    — Паллиативное отделение, это когда вы ухаживаете за людьми больными, я вас правильно понял? Это когда с ними нужно посидеть, поговорить, бельё на кровати поменять или воды дать, например? Оно при какой больнице?

    — При Барышевской. Новосибирская районная Барышевская больница. Но мы работаем только в детском паллиативном отделении. Всё-таки больше наша работа направлена на детей. Это детки, которые тяжело больны. Мы какие-то медицинские манипуляции не делаем, для этого есть медсестра, но мы ухаживаем за детьми, которые находятся без родителей.

    Бывают разные ситуации. Например, когда родители делают социальную передышку. Бывают с родителями дети приезжают и им нужно дать передышку, хотя бы на десять минут, потому что больному ребёнку постоянно нужно внимание. А бывают отказники. Их, к сожалению, тоже очень много. И они вообще там одни. Медсестра просто физически не успевает заходить к ним постоянно, а им тоже хочется внимания. И наши добровольцы какие-то манипуляции помогают делать: поменять подгузник ребёнку, покормить, просто взять его на ручки, если есть такая возможность, почитать книжку, просто погладить даже…

    — Очень часто именно на таком вот уровне они чувствуют. Ребёнок может не слышать, или не видеть, но он чувствует, как ты его гладишь, что ты находишься рядом с ним. И успокаивается.

    Но сразу надо сказать, что паллиативное отделение – это особое служение и не каждый человек может это всё выдержать, о чём я всегда говорю, когда общаюсь с добровольцами и рассказываю им об этом направлении. Говорю о том, что нужно иметь доброе сердце, но железные нервы, потому что плакать и страдать в присутствии ребёнка нельзя, не нужно.

    -У нас как-то так получается, что не то что мы выбираем какое-то направление, а так складываются обстоятельства. У нас есть знакомый, дьякон Кирилл Нищименко. Мы увидели объявление, что он возглавил детское паллиативное отделение в этой больнице и написано было, что нужны волонтёры. Мы этого человека знали, и я Виталию говорю: «- Давай может быть и мы подключимся, поможем»?

    — И нас ещё поддержала очень и попросила Лилия Алексеевна. Знаете её?

    — Лилия Алексеевна Брынцева, которая работает в Отделе по социальному служению и благотворительности в Новосибирской епархии?

    — Да. Она нас тогда поддержала, и сейчас нас поддерживает. Очень многое тоже делает…

    — Давайте ещё раз и подробнее рассмотрим направления вашего служения. Первое – это детское паллиативное отделение, уход за больными детьми. Расскажите и про три остальных, которые вы упомянули.

    — Первое направление работы – это детское паллиативное отделение при Барышевской районной больнице, второе – приют «Виктория», третье – Дом «Мать и дитя» при Епархиальном комплексном центре и четвёртое – это приходское консультирование в соборе во имя святого Александра Невского.

    — Так получилось, что я стал куратором группы приходского консультирования и мы просто присоединили это направление к нашему движению, хотя, конечно, приходское консультирование имеет небольшое отношение к социальной деятельности. Но наши добровольцы тоже занимаются этим служением.

    — «Виктория» – это одно из самых ранних мест, которое вы начали посещать, хронологически, после Детского дома №1. А как вы вообще на них вышли? Как завязались отношения? Что потом происходит с детьми, которые попадают в этот приют?

    — Ко мне, как мы уже говорили, обратился отец Владимир Бобров. Он знал, что мы ходим в детский дом периодически и попросил, чтобы мы и туда сходили, и поздравили детей как-то. В итоге мы туда пошли с поздравлением и с подарками, а потом получилось так, что стали и туда уже периодически ходить и беседы проводить. Сначала просто с Оксаной ходили. Всех собирали детей, проектор ставили, показывали им видео православные и обсуждали с детьми. Проводили беседы на духовно-нравственные темы. Потом, потихонечку, к нам люди стали присоединяться и в итоге выстроили движение.

    — Да и индивидуальная работа ещё более важна, чем лекции общие, которые мы делаем. Вот собрались, например, десять девочек и к ним пришли пять добровольцев. Тогда ты можешь уделить время каждому ребёнку. Это очень важно! Запланировал ты на сегодня какую-то беседу общую и понимаешь, что сегодня она не состоялась, но ты пообщался с детьми. И уходя ты уже понимаешь, что это было даже более важно, чем то, что ты запланировал. Очень часто приходится отходить от плана и задерживаться с ними. Так мы к ним приходим по субботам, с десяти до двенадцати, но часто задерживаемся дольше, потому что всем им хочется пообщаться. Они всегда с такой радостью нас встречают: «- «Родной Дом» пришёл!».

    Мы игры, викторины с ними проводить стараемся и праздники большие обязательно стараемся проводить с детьми. Если это тёплое время года – то на территории Александро-Невского собора праздник стараемся провести. И у детей из «Виктории» идёт общение с детьми наших прихожан или из воскресной школы, потому что мы их всех приглашаем на праздник и нет какого-то там разделения. Если мы проводим игры, то мы делим их на команды их всех вместе смешивая, и они все вместе общаются.

    Дети в Викторию попадают по разным причинам и проходят там реабилитацию, временно там находятся. Бывает, что находятся там больше полугода, пока решается их судьба. По-разному. Иногда родители, у которых детей забрали, по разным причинам это случается, возобновляют свои родительские права. Часто, конечно, дети попадают из «Виктории» в детские дома.

    — Туда ведь попадают дети не только из неблагополучных семей, но и «трудные» дети, которые сбегают из дома или учатся плохо. У родителей опускаются руки, и они туда отдают детей на социальную реабилитацию и какой-то курс они там проходят.

    — Да, когда мы стали ходить туда, там была одна девочка, на которую я обратила внимание, с очень крутым нравом. Но самое главное, что эти дети, «трудные» или которых забрали у родителей, они очень своих родителей любят. Даже наши дети часто настолько не ценят своих родителей, как эти дети.

    Девочки с детьми как-то делали поделки-подарки и хотели забрать их на какую-то благотворительную ярмарку, но дети все говорят: «- Нет, вы что, это маме, это маме». Хотя очень много мы знаем таких случаев, когда родители и жестоко обращались со своими детьми, но они все говорят: «- мама просто не понимает, мама хорошая!». Они как-то оправдывают своих родителей…

    — Нам приходится связываться с этими родителями, чтобы брать разрешение. Разрешение на то, чтобы детей сводить в храм, причастить. Мы не имеем права сами взять их оттуда и повести. Обязательно нужно оповестить родителей об этом и получить у них согласие.

    Со второй частью интервью с основателями новосибирского православного добровольческого движения «Родной Дом» вы сможете ознакомиться 29.12.2017. Здесь будет размещена активная ссылка.

    Справка:

    В интервью упоминается Свято-Троицкий Ионинский православный мужской монастырь в Киеве, наместником которого является архиепископ Обуховский Иона (Черепанов), председатель Синодального отдела по делам молодёжи Украинской Православной Церкви.

    В 2005 году при монастыре было образовано молодёжное Братство во имя преподобного Ионы Киевского, которое занимается социальным служением, помогает нуждающимся членам общины, посещает сирот в детских домах и т.п. К настоящему времени братство превратилось во всеукраинское молодёжное православное движение «Молодость не равнодушна!» и широко продвигает в народе идею волонтёрства, оказания безвозмездной добровольной помощи нуждающимся.

    Также в интервью упоминается Лилия Алексеевна Брынцева — секретарь Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Новосибирской епархии. Подробнее о деятельности Отдела в котором она трудится вы можете узнать из этой публикации.

    Беседовал Андрей Сегеда
    Православие.фм

    Календарь

    Последние новости
    18.07.2018 Ватикан разрешил будущим «невестам Христа» заниматься сексом
    18.07.2018 Рабский труд вместо лечения
    18.07.2018 Если обидели в храме…
    17.07.2018 Сергей Бехтеев «Молитва»
    17.07.2018 Суд приговорил «бога Кузю» к пяти годам колонии
    16.07.2018 Суд приговорил «бога Кузю» к пяти годам колонии
    16.07.2018 Кто и куда забирает наших близких?
    15.07.2018 Молодёжный крестный ход собрал тысячи верующих

    Трезвое поколение

    Новосибирское отделение Общества православных врачей России

    Сектовед.ру