[18.06.2020] Эксперт проанализировал доклад госдепартамента США о религиозной свободе в мире

         

В России следует ввести свою практику обзоров ситуации с соблюдением свободы совести и динамикой религиозной нетерпимости в мире и в стране. Это поспособствует снятию «монополии США на право быть вселенским арбитром в вопросах государственно-конфессиональных отношений», считает член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Александр Брод.

На прошлой неделе Госдепартамент опубликовал доклад о состоянии религиозной свободы в мире в 2019 году. В разделе стран авторы фокусируются на дискриминационных практиках в России в отношении двух религиозных групп — «Хизб ут-Тахрир» (ХТ) и «Свидетели Иеговы». «Во-первых, Россия не единственная страна, в которой деятельность ХТ запрещена (соответствующее решение было принято Верховным судом РФ в феврале 2003 года). И запретительные меры в отношении нее приняты не только в республиках постсоветской Центральной Азии или арабских государствах, которые считаются Вашингтоном авторитарными. И хотя во многих странах Запада она действует как легальная исламская партия/ассоциация, в ФРГ ее деятельность попала под запрет из-за приверженности антисемитской идеологии и отрицания права Израиля на существование. Замечу, что федеральное Министерство внутренних дел приняло решение по этому вопросу в январе 2003 года (на месяц раньше, чем в России)», — рассказывает Брод.

По его словам, деятельность ХТ на территории Германии была не просто запрещена, но имущество партии было подвергнуто конфискации на том основании, что ее деятельность «направлена против принципа международного взаимопонимания, и она выступает за применение насилия». «Жалоба об отмене данного решения была отклонена Федеральным административным судом. Федеральный конституционный суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы ХТ. Стоит заметить, что попытка обжалования решения германских властей в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) также не увенчалась успехом. Более того, сами США устами Госдепа и Сената идентифицировали «Хизб ут-Тахрир» как объединения, «действующие ненасильственными методами, но способствующие распространению экстремистских настроений среди мусульман». Во-вторых, надо понимать, что ячейки ХТ в России и на постсоветском пространстве являются, по сути, периферией известного панисламистского движения. И в своей практике они далеко не всегда действуют в соответствии с его идеологическими постулатами (борьба за халифат мирными способами). Более того, в Поволжье, Сибири или на Северном Кавказе они вступают в ситуативный альянс с псевдосалафитскими экстремистскими группами. И, если уж Вашингтон видит опасность в том, что ХТ способствует распространению экстремизма среди мусульман, то РФ, граничащая с Казахстаном и имеющая широкие кооперационные связи с государствами Центральной Азии, а также распространением взглядов хизбутовцев внутри страны, как минимум, имеет право на подобные опасения», — полагает Брод.

Что касается организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», то решение о признании ее экстремистской и запрете деятельности (а также 395 ее региональных подразделений) было принято в 2017 году, напоминает Брод. В августе того же года Минюст РФ включил «Управленческий центр Свидетелей Иеговы» в список экстремистских организаций. «Помимо РФ, деятельность иеговистов запрещена в КНР, исламских государствах Африки и Ближнего Востока. Решение российских судебных инстанций было жестко воспринято рядом правозащитных структур. В то же самое время социологические опросы продемонстрировали солидарность граждан РФ с властями. По данным Левада-центра (июнь–июль 2017 года), 79% респондентов согласились с решением Верховного Суда и Минюста России.

К сожалению, эти данные оказались вне фокуса аналитиков Госдепа. Вообще, источниковая база доклада и ее репрезентативность вызывают много вопросов. Данные того же Левада-центра цитируются избирательно, вне контекста, для демонстрации ксенофобских предпочтений россиян (называются 10% — против евреев, 15% — против мусульман). Эти оценки даются без сравнительного анализа с другими социологическими исследованиями, также вне всякой динамики. Игнорируются такие моменты, как работа президентских советов, взаимодействие федеральных органов власти с муфтиятами, раввинами, позитивная динамика двусторонних отношений России с Израилем, странами Ближнего Востока и Центральной Азии, конструктивное взаимодействие региональных властей (Крым, Татарстан, Северный Кавказ) с региональными духовными управлениями мусульман. Докладчики опираются на узкую группу российских правозащитных структур, но напрочь игнорируют наработки Общественной палаты, ежегодные доклады омбудсмена Татьяны Москальковой. Все это «по умолчанию» рассматривается как часть якобы дискриминационной, государственно-конфессиональной политики. Упускается из виду и то, что вопросы о судьбе иеговистов обсуждаются публично, хотя государство не скорректировало за три года своих жестких подходов», — поясняет Брод.

Эксперт напоминает, что «свидетелей» критикуют за то, что они не участвуют в выборах, партиях и любой другой политической деятельности, отказываются от службы в армии в пользу альтернативной гражданской службы, не отмечают государственные и христианские праздники и дни рождения. «Важным моментом критического дискурса также является зарубежное финансирование и вопросы лояльности государству. Иеговисты считают себя, прежде всего, частью религиозного братства, а не конкретной страны. Одна из главных претензий к «свидетелям» — их последователи выступают категорически против любых медицинских процедур и препаратов, связанных с кровью, в том числе, против переливания донорской крови при операциях для спасения жизни. Все это создает и для властей, и для общества значительные проблемы, которые усугубляются тем, что формирование общей российской идентичности, транзит от советского общества к постсоветскому происходит в довольно непростых условиях, что способствует формированию консервативных государственных подходов. Стоит также особо оговориться, что Верховный Суд РФ не запретил свидетелям Иеговы верить в то, во что они верят. Своим решением он поставил под запрет «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» и 395 местных религиозных организаций этого движения. Но сами «свидетели» не запрещены. От того, что 160 тысяч человек входили в это движение, они сами по себе автоматически не становятся экстремистами. И в отношении них применяются принципы индивидуальной, а не коллективной ответственности. Как минимум, эта аргументация должна быть принята во внимание, но в докладе Госдепа этого нет, ибо цель совершенно иная: не понять, а обвинить внешнеполитического конкурента», — говорит Брод.

В этой связи уверен эксперт, крайне важно ввести в российскую практику аналогичные обзоры по ситуации с соблюдением свободы совести и динамикой религиозной нетерпимости в мире и в стране. «Необходимо снять монополию США на право быть вселенским арбитром в вопросах государственно-конфессиональных отношений», — заключает Брод.

РАПСИ